Сибирское
Казачество
05 июня 2020 Просмотров: 192 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд - Пока оценок нет
Размер шрифта: AAAA

Антивирус по-казачьи! \ НАШ ОТВЕТ ЭПИДЕМИИ

Антивирус по-казачьи!

Патрулирование, оповещение жителей, санобработка общественных мест в условиях эпидемии — всё это акти­висты хуторского казачьего общества «Добрыня Шиловский» делают по доброй воле и собственной инициативе. Кто, как не они, позаботятся о живущих рядом?

 

НАШ ОТВЕТ ЭПИДЕМИИ

Гостям казаки рады, особенно тем, что приходят с чистыми помыслами и чистыми руками. Но на всякий случай предлагают воспользоваться антисептиком — теперь это стало правилом хо­рошего тона. «Бережёного Бог бережет» — любит повторять Сергей Разуваев, начальник штаба Рязанского отдельского казачьего общества. Заметим, живет он не в Рязани, а в деревне Ибредь Шиловского района, Рязанской области.  Здесь же находится администрация сельского по­селения, которое возглавляет Сергей Вячеславович, но ни официальная должность, ни общественное положе­ние не дают ему преимуществ перед другими казаками. Нет никаких приви­легии и у атамана Сергея Бобкова: в организации все имеют равные права и любые вопросы решаются сообща. Так было и в эти коронавирусные каникулы. Казачий круг, собравшийся в Ибреди и местная власть разработали собствен­ный «антивирус».

— Решили проводить дезинфекцию детских площадок, дворовых террито­рии, остановок, входов в магазины и медпункты, мест сбора мусора. Снача­ла проконсультировались у санитарных врачей. По их рекомендации купили проверенное средство, приготовили раствор и приступили к работе, — рас­сказывает Сергей Разуваев.

Перед ним и его товарищами не сто­ял вопрос, где взять деньги на снаряже­ние и средства дезинфекции. В любом деле казаки рассчитывают на средства своей организации, которые сами же и зарабатывают. В борьбе с вирусом ка­зачья казна снова пришла на выручку.

ТОЛЬКО ДОБРОВОЛЬЦЫ!

27 марта, вооружившись распылите­лями с обеззараживающей жидкостью, надев индивидуальные средства защи­ты, добровольцы «Добрыни Шиловско­го» дали первый бой коронавирусу.

— Действительно, привлекались толь­ко добровольцы, но ими готовы были стать все. Отобрали 12 человек, из ко­торых сформировали три бригады, — продолжает Сергей Бобков. — В пер­вый день, когда закончили дезинфек­цию общественных мест, кто-то пред­ложил обработать свой подъезд.  Другие спросили: – «А почему один подъезд? Давайте все!»

В итоге ни один из 18 многоквартир­ных домов в деревне Ибредь и поселке Молодежный не остался без внимания добровольцев. Где были всё это время управляющие компании? Дело в том. что никто не управляет этими домами, кроме жильцов. Самообслуживание складывалось годами, но повсеместно объявленная самоизоляция вмиг посея­ла сомнения: если призывают оставать­ся дома, значит за дверями квартиры что-то угрожает?

— По телевизору постоянно говорят о заболевших и умерших. Отсюда страх. А когда приходят добровольцы и дела­ют дело, нужное всем, люди видят, что их не бросили, о них заботятся и пово­да для паники нет. Главное — строго соблюдать меры предосторожности. — напоминают казаки.

Вскоре страх рассеялся: жильцы на­чали сами обрабатывать подъезды, по­нимая, что в этом тоже залог их безопасности.

ДОМА ЛУЧШЕ

Прохожие на сельских улицах встре­чаются еще реже, чем на городских.

— Все понимают, что с эпидемией шутки плохи, но кому-то достаточно сказать об этом один раз, а кому-то — два, — замечает Сергей Разуваев.

Тех, кто понимает со второго раза, мы встретили через дорогу от админи­страции: на детской площадке сидели двое подростков. Услышав вопрос «По­чему не дома?» — они молча разошлись по домам. Можно посочувствовать па­цанам, уставшим от длинных каникул в четырех стенах, но бесцельные прогул­ки тоже до добра не доводят, и не толь­ко из-за пресловутого вируса.

В конце марта в окрестностях Ибреди и других сёл начала гореть сухая трава. Последствия одного такого возгорания могли бы быть очень печальными. На соседнее с Ибредью село Сасыкино мощным фронтом шёл огонь, с которым боролись двое суток. Его удалось оста­новить в нескольких метрах от домов огромными усилиями профессиональных пожарных и казаков «Добрыни Ши­ловского». Не успели мы поговорить о пережитых бедах, как поступило сооб­щение о новой на старом месте. Горела трава рядом с Сасыкиным. Поехали трое: Сергей Бобков, Сергей Разуваев, Андрей Калганов. Кроме снаряжения они взяли с собой громкоговоритель чтобы проводить оповещение о дей­ствующем в регионе режиме повышен­ной готовности. Добравшись до места, обнаруживаем, что там… ничего не го­рит, но быть начеку никогда не помеша­ет. Для казаков это правило действует неукоснительно, как и другое, о кото­ром напомнил Сергей Вячеславович — в одной песне поется: -«Казак пол­дела делать не привык»

«Добрыня Шиловский» тоже никогда не останавливается на полпути и свою антивирусную миссию в этой непростой обстановке обязательно доведет до конца. А если, не дай Бог, объявится еще какой-нибудь вирус не поздоро­вится и ему.

———————-

Атаман Дьяконов: у казаков нет полномочий выписывать штрафы

Ленты новостей в регионах последние недели пестрят новостями о казачьих отрядах, патрулирующих улицы. Зачем они это делают, могут ли казаки выписать  штраф за нарушение самоизоляции? За чей счет они оказывают помощь? На эти вопросы «НацАкценту» ответил верховный атаман Общероссийской общественной организации по развитию казачества «Союз Казаков-Воинов России и Зарубежья» Николай ДЬЯКОНОВ.

— Николай Леонидович, расскажите, в каких мероприятиях по противодействию распространения коронавирусной инфекции задействованы казаки, входящие в вашу организацию?

— Мы не могли остаться в стороне, поэтому был создан оперативный штаб, который я возглавляю как верховный атаман, в него входит руководитель высшего совета «Союза Казаков-Воинов России и Зарубежья» депутат Госдумы Виктор Водолацкий и мои заместители в федеральных округах. СКВРиЗ имеет представительства в 76 регионах страны. В каждом созданы местные оперативные штабы, где определены мобилизационные группы и установлены контакты с ОНФ, Министерством чрезвычайных ситуаций, МВД и волонтерскими штабами — сюда казаки встали на учет. Какую функцию они выполняют, зависит от задач, поставленных в каждом регионе.

Мобильные патрули в помощь сотрудникам полиции ведут разъяснительную беседу, чтобы люди старались воздерживаться от ненужных прогулок, походов, особенно это касается молодежи, которая до сих пор собирается вечерами. Не везде это получается совсем гладко, но никакой физической силы казаки не применяют. Это только разъяснительная беседа, и не более того. Никто никого не штрафует и не задерживает.

В станицах, хуторах, городах, где традиционно проживает казачество, много стариков, многодетных семей, мы их всех знаем и оказываем им поддержку. Например, сейчас дети переведены на дистанционное обучение, есть ряд семей, которые не могут себе позволить потратить средства на гаджеты. Мы либо раздаем им технику со штабов, либо покупаем. Всю помощь мы оказываем на свои деньги и делаем это на добровольных началах.

У казаков-предпринимателей есть свои пошивочные мастерские, которые полностью перешли на изготовление масок. Мы их бесплатно раздаем регионам.

Совместно с Общероссийской общественной организацией «Двуглавый орел» собираем продуктовые наборы и разносим по спискам, предоставленным администрацией, либо определяем получателей самостоятельно.

Еще одна функция — это помощь бездомным. В ряде регионов казаки, как, например, в городе Вятке Кировской области, развернули полевые кухни, где готовят еду и кормят людей.

В Пермской, Ульяновской, Самарской областях мы закупили оборудование и помогаем местной администрации обрабатывать места массового скопления людей.

— Для того чтобы знать, как вести себя в той или иной ситуации, как проводить разъяснительные беседы, нужен определенный багаж знаний. Вы ведете с казаками подготовительную работу?

— Многие казаки из региональных подразделений прошли обучение и получили сертификаты волонтеров. В Иваново курсы были организованы медицинской академией, в Ростовской, Волгоградской областях, Краснодарском крае казаки для получения знаний выступили инициаторами обучения сами.

В мобильные патрули совместно с сотрудниками полиции сегодня вовлечено порядка 870 человек. К волонтерскому движению привлечены около 700. С каждым днем по мере необходимости число задействованных в мероприятиях казаков увеличивается. Мы встали на учет, и если есть необходимость, нас привлекают для оказания помощи. В настоящий момент порядка 4-5 тысяч людей по стране изъявили желание помочь. Около пяти тысяч состоят в резерве.

Проживающие в станицах и хуторах казаки помогают станичникам без всякого афиширования.

— Казаки — такие же люди, которые могут заразиться инфекцией. Каждый вечер они возвращаются домой, где их ждут дети или родители. Что делаете, чтобы снизить риски?

— Мы понимаем, что от заражения не застрахован никто. В первую очередь стараемся обеспечить наши патрули антисептиками и защитными масками, соблюдаем предписанные правила и рекомендации.

— Вопрос по поводу санкций, которые якобы могут применить казаки к нарушающим правила самоизоляции, наверное, топовый в каждом регионе. Поясните еще раз, могут ли представители казачества выписать штраф гуляющим в парке или задержать?

— У нас таких прецедентов нет. Через наш оперативный штаб в каждом федеральном округе и атаманов казаки получают четкие инструкции по их действиям в случае патрулирования местности и ТОЛЬКО профилактической работы. У нас нет полномочий, чтобы мы какого-то задерживали и выписывали штрафы. Все в рамках законодательства. Мы законопослушные люди, которые на добровольной основе помогают сотрудникам полиции.

———————-

Закрытые московские парки начали патрулировать конные казаки

Не бойтесь — их полномочия примерно равны тем, какие закон дает дружинникам.

Если вы вдруг, как Иисус Воробьев, решите прогуляться — хоть с собакой, хоть без — по одной из 55 закрытых московских парковых территорий, ваша встреча с правоохранителями может закончиться иначе, чем у хозяина собаки по кличке Платон. За порядком на крупных парковых территориях с сегодняшнего дня начали следить конные казачьи патрули. Агентство «Москва» опубликовало фотографии такого патруля, следящего за соблюдением москвичами режима самоизоляции в парке «Кусково» — бравые всадники в папахах и масках на фоне знаменитых дворца и пруда. Такие же патрули встретились и жителям районов Сокол и Войковский в парке «Покровское-Стрешнево» (в местных районных группах участники делятся лайфхаками о том, как и где ходить на прогулки, не привлекая к себе внимания) — те решили не связываться и отказаться от выхода на свежий парковый воздух. Еще пешие и конные казачьи патрули были замечены сегодня на ВДНХ, в Коломенском, Царицыно и Кузьминках. В них принимают участие представители Московского окружного казачьего общества Центрального казачьего войска, то есть, говоря просто, казаки-москвичи.

Для москвичей (в отличие от, скажем, Кубани, где они являются реальной силой) вид конных казаков непривычен — благодаря унаследованной с давних времен форме они на улицах Москвы все равно воспринимаются как массовка к фильму про Гражданскую войну. Хотя по закону они являются правоохранительной силой со своими, вполне определенными полномочиями, правда, не такими уж большими. Закон уравнивает их в правах с дружинниками, то есть обязывает оказывать содействие полиции, но ограничивает в правах на ношение оружия. Зато их требование проследовать к выходу из парка и вообще отправляться домой обязательно к исполнению, но сами они оштрафовать вас не могут: для этого им придется вызвать на подмогу полицию.

Фото: Кирилл Зыков/Агентство «Москва»

…………………………………………..

ИЗРАИЛЬ — ЭТО МЫ ВСЕ !
 
🟩🟧Уже будучи в Америке Лион Фейхтвангер давал откровенное интервью о себе.
 
И журналист спросил его :
 
— Вы великий немецкий писатель, представитель плеяды наиболее талантливых европейских писателей, но все чаще и чаще Вы начинаете писать не об общечеловеческих темах, близких каждому читателю, а об узкой, еврейской теме. Почему это так? Вы ведь не местечковый еврейский писатель, рожденный в Черте Оседлости. Вы не Шолом Алейхем, описывавший местечковую жизнь…
 
Фейхтвангер горько усмехнулся. Ком встал у него в горле. Он не мог говорить. Лишь через минуту он ответил:
 
Начну с того, что я не немецкий писатель, а еврейский писатель, пишущий, к великому сожалению для себя на немецком языке… Я бы многое отдал чтобы писать на иврите, но иврита я не знаю так чтобы писать на нем. Действительно в начале мы все пытаемся быть интернационалистами, мультикультуристами и людьми нового века и новых идей… Но потом дым заблуждений рассеивается, и ты остаешься тем, кто ты есть, а не тем, кем ты пытался стать. Да, я пытался быть немецким и европейским писателем, но мне не дали им стать, а сегодня, я уже не хочу им быть…
 
Рано или поздно тебе говорят: не лезь не в свое. И тогда я иду туда где мое. И пишу о моем. Так спокойнее. Так лучше. Для всех. И это происходит далеко не всегда потому, что я или кто-то другой этого хотел. Нет. Просто так распоряжается жизнь… И наши соседи… Немцы, австрийцы, французы, венгры, поляки… Они не хотят чтобы мы лезли в их жизнь и в их культуру… Поэтому куда спокойнее писать о древней Иудее, или об испанcких морранах, или о моих собратьях в Германии… Рано или поздно, если ты сам не вернешься в свой дом, то тебе НАПОМНЯТ кто ты и вернут тебя в него, те, кого ты совсем недавно считал своими братьями…
Спасибо, Yuri Raymon

 

Источник: КАИЦ, КАИЦ, КАИЦ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *