Сибирское
Казачество
06 марта 2021 Просмотров: 426 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд - Пока оценок нет
Размер шрифта: AAAA

Тайна происхождения казачества

Тайна происхождения казачества

Россия это громадное и древнейшее государство, возникшее в том числе и благодаря казакам. Энтогенез казаков, преемственность казачье культуры намеренно долгие годы замыливалась и запутывалась, но без сомнения, предками казаков являются скифские,сарматские племена.

Память о том, что среди предков русов были роксаланы, сохранилась в нашем летописании. Так, в Густынской летописи сказано, что от первых прародителей «родишася Венеди, Анты, Аляны, Росканы, Раскаляны, аки бы Русь и Аляны… се си вси единого суть народа и языка си ест словянского». К сожалению, не все древние летописи дошли до нас, многие были уничтожены во времена не столь давние, когда в отечественной науке главенствовали норманисты.

Однако мы имеем и более ранние тому свидетельства зарубежных писателей-историков. Ещё античные и раннесредневековые историки и писатели помещали предков славян — венедов, роксалан и антов — в Северном Причерноморье и на Северном Кавказе, и об этом будет сказано подробнее. Эта традиция была продолжена в Позднее Средневековье, а затем и в Новое Время, когда складывалась европейская историческая наука.

Так, итальянский историк и философ Филиппо Буанокореи Каллимах (1437—1496) определил границы расселения славян в области, «именуемой Сарматией»: от Чёрного моря по рекам Днестр и Днепр до Дона и Рифейских (Уральских) гор. В жизнеописании кардинала Збигнева он написал, что в Сарматии славяне проживают с давних времён, «именуясь венетами, роксаланами, склавонами».

В те годы не только сарматское и роксаланское происхождение русов не вызывало сомнений. Очевидным казалось и то, что пришли русы с Кавказа. А подтверждением тому, что прародина славян находилась в древности на Северном Кавказе, являлось для историков той эпохи проживание с древности и вплоть до их времени на Северном Кавказе наследников роксалан — казаков, или черкасов (черкесов), как тогда именовали и южнорусские, и малорусские роды.

Впоследствии, уже в XIX веке, имя черкесов перешло и на часть союзных русским адыгов — современных черкесов, которых уже с древнейших времён связывали с русскими черкасами отношения не только союзнические, но и соседские, и родственные, ибо было много смешанных браков.

И даже более того, историки и землеописатели указывали тогда не только на проживание на Северном Кавказе и в Подонье донских казаков-черкасов, но также на независимое от Московии княжество Пятигорское — наследника древней Тмуторокани и Русколани. Оказывается, священная область Пятигорья, ядро Древней Руси-Русколани, с древнейших времён и вплоть до XVI—XVII веков, до оттеснения казаков из этих мест турками-османами, была населена потомками русколан — казаками- черкасами и пятигорцами.

Современные отечественные историки не знают о длительной предыстории казачества на Северном Кавказе, ничего не рассказывают и о Пятигорском княжестве. Однако достаточно заглянуть в книги историков XVI и XVII веков, а также на географические карты того времени, как всё становится на свои места.

Так, швейцарский историк Конрад Геснер (1516—1558) в книге «Митридат» (1555) перечислил 60 народов славянского языка, среди коих он назвал и «Черкаси Пятигорцы около Чёрного моря» (Circasi Quinquemontani circa Pontum alias Ciercassi).

О том же писал и польский историк и культурный деятель Мацей Меховский (1457—1523). В «Трактате о двух Сарматиях» (1517) он различил Европейскую и Азиатскую Сарматии. В Европейской Сарматии проживали, по Меховскому, вандалы и славяне (западные, южные и восточные). Причём среди восточных славян он выделил группы русов-черкасов (малороссов), их земли в то время входили в состав Речи Посполитой, а также московитов. И тех, и других он почитал потомками роксалан. За Доном же, в Азиатской Сарматии, Меховский знал и иные роды черкесов, коих тогда именовали также «пятигорскими черкасами». «Дальше, к югу,— писал он,— есть ещё какие-то остатки черкесов. Это весьма дикий и воинственный народ, по происхождению и языку — русские».

От тех же сармат и даже, более точно, северокавказских алан, предводительствуемых царём Аланом II производил все славянские народы великий польский историк Мацей Стрыйковский (1547— 1582).

«Наши старшие хронисты, — замечал он, — начало славянского народа производят прежде всего от Иафета, сына Ноя… А иные строят длинную генеалогию, восходящую к Алану II, который первый пришёл из Азии в Европу. Он имел четырёх сыновей, из которых старшим был Вандал…»
Более подробно и обстоятельно о русах и славянах Северного Кавказа рассказал также австрийский посол в Москве Сигизмунд Герберштейн. В 1527 году он выпустил книгу «Записки о московитских делах», получившую большую известность на Западе. В этой книге он сделал заключение о близости языков, которыми пользуются «поляки и русские, властвующие на весьма широком пространстве, и черкесы-пятигорцы у Понта (Чёрного моря)…».

О черкесах же он сообщил также: «Русские утверждают, что это христиане, что они живут независимо по своим законам, а церковную службу выполняют по греческому обряду на славянском языке, которым они и пользуются главным образом в жизни».

И это 1527 год! До присоединения Пятигорья к России ещё двести пятьдесят лет! Между Пятигорским княжеством и Московской Русью на тысячу вёрст раскинулась Золотая Орда, вассальная к Турции, в Диком Поле за Доном кочуют крымчаки и ногайцы.

Тайна происхождения казачества

Сигизмунд Гербершейн на фоне своей карты. Над г. Бештау крест и надпись «черкасы пятигорские». Рядом «черкасы попули», то есть «народ черкасы».
Сигизмунд Гербершейн на фоне своей карты. Над г. Бештау крест и надпись «черкасы пятигорские». Рядом «черкасы попули», то есть «народ черкасы».
Своё сочинение Сигизмунд Герберштейн снабдил картой, где он вполне определённо очертил границы расселения донских черкас, а также древнего славянского Пятигорского княжества на Северном Кавказе. Он даже указал крест, стоящий на самой высокой вершине Пятигорья, то есть на горе Бештау.
Известны и иные географические карты той эпохи. Так, пятигорских черкасов на Северном Кавказе мы обнаруживаем на карте Дженкинсона, крупного деятеля английской «Московской компании», который четырежды пересёк Россию от Белого моря до Астрахани в 1557—1562 годах. Составлена эта карта была для практических торговых нужд, и не по преданиям, поэтому она совершенно достоверна.
В те же годы на карте голландского картографа Гесселя Герритса, составленной ещё в 1613 году на основе русской карты 1523 года, мы находим народ пятигоров (Petigori) в районе Пятигорья, а чуть восточнее обозначены черкасы (Circassi), которые на сей карте помещены в землях алан (асов). И заметим, кабардинцы (адыги) на сей карте обозначены западнее пятигоров (явных славян-русских) и черкас.
В те же годы хорватский писатель Мавро Орбини, бывший архимандритом Рагузским, назвал пятигорцев и черкесов большим и могущественным народом и поставил их в ряд с иными великими славянскими народами. В книге «О славе славян», изданной на итальянском языке в Пезаро в 1601 году (Orbini M. «De gli Slavli et progressaro dell loro»), Орбини написал: «К нации и языку славянскому относятся не только те, кто проживает в Далмации, Иллирике, Истрии и на Карпатах, но также и многие другие большие и могущественные племена: Болгары, Рации или Рассияне, Сербы… Пятигорцы, которые жилища имеют на пяти горах, Руссы, Подолии, Поляне, Московиты и Черкасы…»

Спустя полвека турецкий путешественник и землеописатель Эвлия Челеби (по матери абхазец) рассказал об осаде турками Азова, где сидели донские и запорожские казаки. Поведал он и о легендах, согласно которым древние города Крыма были основаны славянами. И он же в 1666 году достиг на Северном Кавказе страны, которую он назвал «Черкесией», но там уже русских казаков-черкесов (черкасов) не застал, ибо они уже были оттеснены в степи турками и татарами. Оставшиеся же подвергались ассимиляции.

Московия уже тогда считала эти земли своими, ибо в 1553 году кабардинцы и казаки «били челом» русскому царю Ивану IV о принятии их в подданство, но османы и татары не дали осуществиться этому. И потому после более чем столетия битв с турками и вассальными им крымскими татарами пятигорцы и черкасы были вытеснены из этого края к Дону, за Терек и на Волгу.

Война за свои исконные земли между турками, крымскими татарами и русскими казаками с тех пор не прекращалась. Русские и турецкие войска не раз проходили по этой земле. И потомки пятигорцев, волжские казаки под предводительством атамана Савельева, в союзе с калмыками, отвоевали свои древние земли в следующем столетии, а именно — в 1769 году, во время очередной русско-турецкой кампании. Затем , с 1793 года по указу императрицы Екатерины эти земли заселялись также запорожскими казаками.
Действительно, если открыть Синопсис 1735 года, первый напечатанный гражданским шрифтом учебник русской истории, то мы прочтём: «Под тем Сараматским именем все прародители наши Славенороссийские, Москва, Россы, Поляки, Литва, Поморяне, Волынцы и прочая заключаются… От тех же Сарматских и Славянороссийских осад (поселений) тот же народ Росский изыде, от него же неции нарицахуся Россы, а иные Аланы, а потом прозвашася Роксаланы, аки бы Росси и Аланы…»

А вот утверждение одного из первых российских историков Василия Никитича Татищева (1686—1750). Он в своей «Истории Российской с самых древнейших времён» написал следующее: «Оттуда кимбри вышли, где ныне черкесы и пятигоры обитают, и храбрые суть люди. Язык с нами имеют один». И заметим, что Татищев это написал до того, как Кавказ вошёл в состав Российской империи. И уже тогда было известно, что в Пятигорье жили народы — черкасы и пятигорцы, говорившие на русском языке.

Великий русский просветитель и основатель антинорманизма и славянофильского направления в отечественной исторической науке Михаил Васильевич Ломоносов (1711—1765) в своём капитальном труде «Древняя Российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого…» (1766) так обобщил сведения предшествующих историков о происхождении русов и славян:

«Не тщетно западные нынешних веков писатели российский народ за Роксалан признают… Аланов и Роксаланов единоплемёнство из многих мест древних историков явствует, и разность в том состоит, что Алане — общее имя целого народа, а Роксалане — речение, сложенное от места их обитания, которое не без основания производят от реки Раа, так у древних писателей слывёт Волга. Плиний Аланов и Роксаланов вместе полагает. Роксалане у Птолемея переносным сложением называются Аланорси. Имена Аорси, и Роксане или Россане у Страбона, точное единство Россов и Аланов утверждает: к чему достоверность умножается, что они обои славенского поколения были; за тем, что Сарматов единоплемёнными от древних писателей засвидетельствованы…»
В XVIII веке против этой устоявшейся традиции выступили только основатели псевдонаучного норманизма — Байер, Миллер и Шлёцер. И далеко не сразу их мнение стало официальным для российской науки. Даже Николай Михайлович Карамзин (1766—1826), представивший официальную версию отечественной истории в своей книге «История государства российского», издание которой было закончено в 1829 году, только приводит мнение «норманистов» о происхождении казаков от беглецов из России, но он его не разделяет и полагает, что они только «считались таковыми».

Тайна происхождения казачества

Он же даёт многие летописные свидетельства о предках казаков: чёрных клобуках, берендеях и черкасах. Более того, в V главе тома VIII, он утверждает, что даже при Иване Грозном на Северном Кавказе существовали христианские черкасские княжества: «Кроме ногаев… и донских казаков, царь (Иван IV) имел на юге усердных слуг в князьях черкасских: они требовали от нас полководца, чтобы воевать Тавриду, и церковных пастырей, чтобы просветить всю их землю учением евангельским. То и другое желание было немедленно исполнено. Государь послал к ним бодрого Вишневедского и многих священников, которые в дебрях и на скатах гор Кавказских, основав церкви, обновили там древнее христианство».

Потом эта традиция была продолжена в трудах замечательного учёного, яркого представителя антинорманизма и славянофильства, а также автора многих гимназических учебников истории, выходивших в конце XIX и в начале XX веков Дмитрия Ивановича Иловайского (1832—1920). Он посвятил немало капитальных трудов истории Азово-Черноморской Руси, а о роксаланах в своей книге «Начало Руси» (1882) он писал: «Не может быть никакого сомнения в том, что Рось, или Русь, и Роксаланы это одно и то же название, один и тот же народ. Роксаланы иначе выговаривалось Россаланы. Это название сложное… Оно означает Алан, живших по реке Рокс или Рос».

Наиболее же подробно, с привлечением редчайших источников, а также казацких преданий, историю казаков, в том числе северокавказских и черноморских, изложил Е.П. Савельев в своей книге «Древняя история казачества», вышедшей в 1915 году в Новочеркасске (она была переиздана в наше время в Москве). И он также утверждал происхождение казаков от роксалан, сармат и иных древних народов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *