Сибирское
Казачество
13 июля 2019 Просмотров: 87 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд - Пока оценок нет
Размер шрифта: AAAA

Суд встал на сторону казаков общественных казачьих структур по ношению казачьей формы и знаков различия \ Неизвестные страницы Полтавской баталии \ Просили государя… «о жонках» \Казаки установили крест в память о генерале Каппеле

Суд встал на сторону казаков общественных казачьих структур по ношению казачьей формы и знаков различия

Могут ли казаки общественных казачьих объединений носить казачью справу, а также казачьи чины, включая высший чин казачий генерал? Представитель МУ МВД России «Оренбургское» посчитал, что нет, было заведено административное дело и направлено в Ленинский районный суд г.Оренбурга. 

Сегодня в России возрождается казачество – военное сословие (народ), которое сложилось на окраинах нашего государства в XV–XVII веках. На текущую дату в России насчитывается 11 войсковых казачьих обществ, часть из которых зарегистрирована в соответствующем Государственном реестре – созданной в 1996 году системе учета казачьих обществ, члены которых взяли на себя обязательства по несению государственной службы.

Несколько месяцев назад некий гражданин (чиновник) обеспокоился вопросом, соответствует ли ношение казачьей формы одежды казаками общественных казачьих объединений действующим нормам действующего законодательства. Он заподозрил, что казаки, Объединения юридических лиц «Международная неправительственная организация» ВСКА, носят казачью форму, знаки различия по чинам и знаки различия по принадлежности к казачьим войскам. А такого, по его мнению, быть не должно. Для проверки своего предположения гражданин организовал обращение в полицию, где его сомнения подтвердили, а заодно проверили Общественный совет по делам казачества Оренбургской области. Первичные казачьи организации которые были проверены, в госреестре казачьих обществ не состоят, но в Уставе данных организаций было указано, что члены организации имеют право носить «традиционную казачью форму одежды», с холодным оружием, с атрибутами и эмблемами Оренбургского казачьего войска.

Вокруг определения «традиционной казачьей формы одежды» начались проблемы. Полиция отметила, что в российском законодательстве такое понятие отсутствует. Зато непростой вопрос казачьего имиджа частично регулируют положения ч. 7 ст. 5 Федерального закона от 5 декабря 2005 года № 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества» и Указа Президента РФ от 9 февраля 2010 года № 171. Полиция говорит о том, что «форма одежды, знаки различия по чинам и знаки различия по принадлежности к войсковым казачьим обществам лиц, не являющихся членами казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, не могут быть аналогичными форме одежды, знакам различия по чинам и знакам различия по принадлежности к войсковым казачьим обществам членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, а также сходными с ними до степени смешения».

Проанализировав эти факты, отдельные «чиновники» решили устранить саму возможность аналогии и направили в полицию письмо на бланке аппарата губернатора и правительства Оренбургской области, в котором заявили о недопустимости ношения казачьей формы казаками общественных казачьих объединений. Дело было направлено в Ленинский районный суд г.Оренбурга.

В суде даже рассмотрели дополнительное доказательство правоты ношения казачьей формы (справа) – сообщение члена Геральдической комиссии Совета при Президенте России по делам казачества Покровского Александра Викторовича (2009), который участвовал в разработке формы одежды для так называемого реестрового казака. Как суд указал, это доказательство имело «юридическое значение для правильного разрешения спора».

Для начала суд вспомнил гражданско-правовой принцип «разрешено всё, что не запрещено», рассудив, что отсутствие в российском законодательстве понятия «традиционная казачья форма» не является достаточным основанием к тому, чтобы запретить носить казачью форму одежды казакам общественных казачьих объединений.

Ссылку полиции на ФЗ № 154 и Указ Президента № 171 суд признал необоснованной, поскольку эти документы не содержат запретов в отношении именно «традиционной» казачьей формы одежды казаков.

Кроме того, суд обратил внимание на то, что Законом РСФСР от 26 апреля 1991 года «О реабилитации репрессированных народов» казачество как исторически сложившаяся культурно-этническая общность было признано репрессированным, а уже в следующем 1992 году государство утвердило ряд документов, которые до сих пор регулируют поэтапное экономическое и культурное возрождение казачества. Тем же целям служит и Стратегия развития государственной политики РФ в отношении российского казачества до 2020 года, причем ее положения не ограничивают свое действие только теми казачьими обществами, что внесены в соответствующие реестры, отметил суд.

При исследовании административного дела суд посчитал, что погоны казачьего генерала общественной казачьей структуры отличаются от погон казачьего генерала реестрового казачьего общества.

Суд пришел к выводу, что традиционная казачья форма одежды по определению не может до смешения походить на униформу члена реестрового казачьего общества.

В итоге Суд постановил производство по делу об административном правонарушении Статья 17.12 незаконное ношение формы одежды и знаки различия прекратить.

Напомним, что разбирательство по данному вопросу длилось с 18 апреля 2019 года, сразу после заседания Общественного совета по делам казачества Оренбургской области, сегодня суд поставил точку в вопросе ношения казачьей формы одежды казаками общественных казачьих объединений.


Фото с сайта http://ryazan.bezformata.com/

———————-

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

«Ура! Мы ломим, гнутся шведы…» Наверное, именно эти пушкинские строки вспоминают многие, когда речь заходит о легендарной Полтавской битве, состоявшейся 8 июля 1709 года, 310 лет назад. О ней известно, казалось бы, все. Блестящая победа Петра Великого над Карлом XII, который едва избежал плена и бежал со своей свитой в Турцию, грандиозный разгром неприятельского войска… Однако наш собеседник доктор исторических наук Павел КРОТОВ, профессор Института истории Санкт-Петербургского госуниверситета, уверен, что многое о битве мы до сих пор не знаем.

Шпалера «Полтавская баталия» по картону придворного живописца Луи Каравака французским мастером Филиппом Бегаглем и русским учеником Иваном Кобыляковым. 1719 — 1722 гг. Из коллекции Государственного Эрмитажа

— Павел Александрович, вы посвятили изучению Полтавской битвы тридцать лет. То есть эта тема интересна исследователям?

— Еще как! Назову выдающегося историка Владимира Алексеевича Артамонова из Москвы. Он еще дольше изучал великую баталию и добился выдающихся итогов. Из зарубежных ученых я бы особо выделил шведского историка Петера Энглунда (он, кстати, был ученым секретарем Нобелевского комитета), который еще в 1988 году опубликовал труд «Полтава. Рассказ о гибели одной армии». В нем он свел воедино достижения мировой историографии; книга была уже дважды издана в русском переводе.

Финские историки тоже не остаются в стороне. Ведь в составе шведской армии были полки, укомплектованные в Финляндии (она была тогда, как известно, частью Швеции), поэтому в Суоми и сегодня очень гордятся своей сопричастностью к тому событию. Тем более что в Финляндии второй государственный язык — шведский и в ряде регионов есть активное шведское меньшинство.

На мой взгляд, финны, явно находясь в плену мифов, преувеличивают свою роль в Полтавской баталии. Кроме того, они оценивают ее в духе шведской историографии, которая всячески превозносит полководческие таланты Карла XII.

Вообще эта историческая фигура по сей день очень популярна в Швеции и Финляндии. Карла XII любят, им гордятся, его почитают как великого полководца; памятник ему можно увидеть в Стокгольме. Даже в книге непредвзятого историка Энглунда прослеживается мысль, что у шведов был шанс одержать победу в Полтавской баталии, если бы не роковые ошибки Карла XII…

Правда, в шведских либеральных кругах его, напротив, критикуют, указывая, что максимум, что ему можно было доверить, — командовать полком. Я в чем-то согласен с этим утверждением: на мой взгляд, роль главнокомандующего все-таки была ему не по зубам…

— А как шведские историки в целом оценивают Полтавскую битву?

— Как залог дальнейшего успеха, как рубеж в своей истории: после нее страна отказалась от великодержавных амбиций. Мол, потерпев поражение под Полтавой, шведы извлекли уроки из собственного высокомерия и впоследствии стали процветающей нацией, в которой победил не воинствующий дух, а либеральное видение мира. То есть хоть шведы и проиграли Полтавскую битву, но в долгосрочной перспективе от этого поражения они только выиграли…

Парадоксальным образом получается, что и в России, и в Швеции итог этого сражения воспринимается как позитивное событие в истории.

— Давайте начнем «от печки»: как шведы вообще оказались под Полтавой?

— План Карла XII предусматривал захват Москвы, где он предполагал продиктовать ультиматум: потребовать свергнуть с престола Петра (рассматривалась кандидатура его сына царевича Алексея), отменить военные реформы, Петербург срыть, Россию разделить на несколько частей. Шведы претендовали на Архангельск, Псков, Новгород… Одним словом, следовало сделать Россию страной-сателлитом с архаичной государственностью.

Шведское войско прошло через Польшу (поставленный Карлом XII на трон польский король Станислав Лещинский был его союзником), но, когда в сентябре 1708 года оно подошло к русской границе у Смоленска, выяснилось, что продовольствия оставалось всего на один день. А впереди — леса, болота, заваленные русскими дороги…

И тогда Карл XII решил двигаться не к Москве или Петербургу (что было бы, возможно, более разумно — в Прибалтике находились шведские гарнизоны, действовал флот), а на юг. Он ожидал, что гетман Малороссии Мазепа, с которым он пребывал в тайной переписке, даст шведской армии продовольствие, возможность отдыха. К тому же нахождение близ турецких границ даст возможность вовлечь на своей стороне в войну Османскую империю. А на следующее лето король намеревался возобновить движение на Москву.

— Рассказ о ходе битвы кочует из одного школьного учебника в другой. И как были расположены войска, как и в какой последовательности они вступали в бой…

— Тем не менее постоянно обнаруживаются новые материалы. Для меня все началось с того, что еще в 1988 году в Ленинской библиотеке в Москве я случайно наткнулся на воспоминания Константина де Турвиля, гвардейца Карла XII. Как оказалось, они не были известны, не переведены с французского языка на русский. Я перевел их и опубликовал в следующем году в журнале «Вопросы истории».

И сегодня удается находить документы в архивах, новые сведения в собраниях иностранных материалов в библиотеках. Много находок получается сделать в заграничных газетах того времени. Там в сообщениях современников и участников Полтавской битвы есть немало не отраженных в литературе подробностей.

А недавно я вернулся из Российского государственного архива древних актов в Москве, где в газетах 1709 года, к примеру, имеются донесения из шведского лагеря, сделанные накануне битвы…

А поскольку постоянно обнаруживаются новые материалы, возникают и некоторые новые сюжеты. Например, я задумался, какой же военной системы придерживались противоборствующие стороны под Полтавой?

Карл XII использовал тактику, в которой главенствовал натиск, стремительное сближение с неприятелем. Подобный напор шведов мало кто выдерживал. А Петр I опирался на российский опыт XVII века, в основе которого в свою очередь лежали и более ранние русские традиции, и система военного реформатора начала XVII века голландского принца Морица Оранского Насаусского, примененная им в ходе войны с Испанией. В частности, в этих традициях было заложено широкое использование в баталиях полевых укреплений.

Вообще благодаря в первую очередь архивным находкам за последнюю четверть века картина Полтавской битвы радикально поменялась. Назову лишь некоторые тезисы.

Во-первых, роль артиллерии. Карл XII взял в битву, исходя из своих представлений о военном искусстве, только четыре пушки. Хотя их в шведской армии была 41, и он мог взять значительно больше. Но он считал, что использование артиллерии замедляет темп наступления: шведы, сделав несколько залпов, штыковым ударом смогут запросто опрокинуть россиян.

Количество пушек с русской стороны — тут очень любопытно. С 1959 года в нашей литературе утверждалось, что у русских под Полтавой было 102 артиллерийских орудия. Это число вошло во все учебники и мировую историографию. Но поиски в архивах показали, что русская армия на самом деле использовала в битве гораздо больше пушек — 282! А если еще добавить 28 пушек полтавской крепости, которые тоже участвовали в сражении, отражая атаки шведов, то получается 310.

Иными словами, артиллерии у нас было больше, чем у шведов, в 70 раз. И в этом одна из главных причин поражения шведов: они были сокрушены в значительной мере огнем русских пушек.

Во-вторых, роль фортификации. Петр на пути атаки шведов построил десять редутов. Противнику нечем было их штурмовать: артиллерии почти не было, а русские беспрестанно осыпали их картечью, гранатами, ядрами, пулями. Треть шведской пехоты была отброшена от редутов назад, а вскоре разгромлена высланными к ней войсками под командованием Александра Меншикова. Прорвавшаяся же за редуты шведская конница оказалась в ловушке, запертой с тыла на поле, где и состоялась главная фаза битвы, и не решилась уже бежать обратно мимо редутов после разгрома на этом поле.

А вот новый факт: к югу от русского укрепленного лагеря, в котором находилась основная часть пехоты, было построено еще несколько наших земляных укреплений, в которых укрылось десять батальонов. Они тоже участвовали в отражении шведского натиска.

— Что же, у шведов разведка плохо работала: они не знали, с чем им придется столкнуться?

— У них вообще было заниженное мнение о боевых качествах русских. Впрочем, подобная оценка господствовала во всей Европе после разгрома русской армии под Нарвой в ноябре 1700 года. И хотя к 1709 году русские войска уже одержали ряд серьезных побед над шведами, Карл XII так и не поверил, что армия его злейшего врага стала качественно другой…

Что касается соотношения участвовавшей в Полтавской битве живой силы, то и здесь требуется корректировка известных прежде данных. Как мне удалось выяснить, генерал Павел Петрович Карцов в книге, опубликованной еще в 1851 году, умножил число полков, которые, как он считал, участвовали в сражении, на штатное количество бойцов. 500 человек в пехотном полку, 800 всадников — в конном. И получил число 42 тысячи человек. Оно по сей день широко распространено в школьных учебниках. Но, как оказывается, имеет очень мало общего с действительностью.

Увы, ученые порой не очень любят работать в архивах. А там, между прочим, хранятся поименные списки полков за подписью генерал-фельдмаршала Шереметева и генерала от кавалерии светлейшего князя Александра Меншикова. В каждом из полков было разное количество бойцов. По моим данным, с русской стороны регулярных войск было 57 тысяч 200 человек. Из них пехоты — 32 600, конницы — 24 250. Артиллеристов — свыше 300 человек.

Кроме того, с русской стороны в бою участвовали также до 23 тысяч казаков, калмыков, валахов и татар. Это высокопрофессиональные конники, которые не относились к числу регулярной армии. Они оказывали большую помощь в преследовании неприятеля, разведке, борьбе с неприятельскими фуражирами, отбитии табунов коней противника.

А шведов под Полтавой двинулось в атаку 17 тысяч. Удивительная заносчивость Карла XII: со времен античности считалось, что в главную битву, в которой решается судьба страны, нужно бросить все резервы. А он оставил в запасе 7400 боеспособных кавалеристов и пехотинцев, которые бы ему очень пригодились на поле сражения.

Одним словом, Петр создал большой перевес над шведами. И эти количественные данные были введены в научный оборот совсем недавно. Так что взгляд на Полтавскую викторию меняется. Правда, в учебниках истории порой можно встретить прежние издавна утвердившиеся мифы.

— Отдельно — о роли гетмана Мазепы. В отечественной историографии версия однозначная: изменник, предатель. Но в соседней Украине к нему теперь относятся совсем иначе. Ставят памятники, называют его именем улицы…

— Действительно, все это так. И самое главное: увы, там нередко переписывают историю Полтавской битвы в угоду сиюминутным политическим задачам. Достаточно зайти на интернет-сайт музея Полтавской битвы, где Мазепа предстает как великий государственный деятель.

Да, изложено там все логично и складно и легко может быть принято на веру теми, кто не очень глубоко знаком с историей. Но на самом деле сплошные вымыслы и подтасовки, без опоры на факты. Цель — возвеличить Мазепу, представить его измену справедливой и оправданной: мол, его сюзерен Петр I не выполнял своих обязательств. Не защитил его, когда Мазепе якобы угрожал польский союзник Карла XII Станислав Лещинский.

Но, простите, Мазепа прекрасно знал, что Карл XII намерен двигаться на Москву. То есть шведский король не угрожал Малороссии, его войска должны были пройти мимо. И не было угрозы со стороны Станислава Лещинского. Его армия составляла всего 17 тысяч человек. Гетман Мазепа мог собственными казацкими силами с ним расправиться. Да и польское войско так и осталось у Варшавы, оно не пошло на территорию тогдашней Малороссии. И не отказывал Петр I в поддержке Мазепе. Не было такого! А гетман тем не менее вступает в антирусскую интригу со шведами!

Далее на сайте говорится: «Украинско-шведский военно-политический союз предполагал предоставление Швецией военной помощи, воздержание от подписания мира с Россией до полного освобождения Украины и восстановления ее давних прав». Никакого союза не было: договора с Мазепой Карл XII не заключал. Такой договор означал бы признание Малороссии (или Украины) независимым государством. У Карла XII был союз со Станиславом Лещинским, с законным признанным королем Польши, в которую входила значительная часть украинских земель.

Лещинский планировал вернуть территорию Малороссии, где правил Мазепа, в состав Польши. И Мазепа своими недалекими, предательскими действиями создал для этого все условия. В случае победы Карла XII Малороссия лишилась бы всех своих прав и привилегий, которые она имела в составе Российского государства, и вошла бы в состав польского королевства. Мазепа, понятно, должен был получить какие-то отступные…

Абсолютная фантазия, что шведский король стал бы сражаться за освобождение Украины и восстановление ее давних прав. Вообще Карл XII смотрел на Мазепу свысока — как на аборигена, разряженного в национальные цветастые одежды. Тем более после того, как он увидел, что представляют собой подчиненные Мазепе казацкие войска.

— Они ведь присоединились к шведскому войску!

Разумеется. Во-первых, это были запорожцы — до 7 — 10 тысяч человек. Они примкнули добровольно, надеясь на добычу. Запорожцы вообще-то давали присягу России, но они служили тем, кто платил больше или где они видели некую возможность ухватить больше. Во-вторых, у Мазепы имелись 3 тысячи наемных малороссийских казаков, так называемых сердюков — его личная гвардия.

На свои копья мазепинские казаки навесили лоскуты синего и желтого цветов, присутствовавшие в шведской символике, чтобы шведы отличали их от российских казаков. Они двинулись в битву вторым эшелоном. Когда шведские всадники прорвались через русские редуты, казакам приказали следовать за ними. Но тут из леса показалась российская казачья или калмыцкая конница, которая с боевым кличем атаковала мазепинцев. Они без боя бросились наутек, а когда исход битвы уже был ясен, первыми пустились в бегство и первыми же переправились через Днепр.

С русскими мазепинцы биться не хотели: они прекрасно знали, что русский кодекс чести не допускал предательства — согласно закону, их ожидала казнь. Недаром в Ништадтском мирном договоре, подписанном в 1721 году со Швецией, было специально оговорено, что изменники и предатели, в первую очередь запорожцы и мазепинцы, амнистии не подлежат…

Кстати, основная часть малороссийского казачества сохранила верность Петру I, и 16 тысяч казаков во главе с новым гетманом Иваном Ильичом Скоропадским за два дня до битвы присоединились к русскому войску. Царь считал это событие очень важным.

— В вашей книге «Полтавская битва. Переломное сражение русской истории», вышедшей в прошлом году, есть глава, посвященная мифологизации баталии…

— Тоже очень интересная тема. Главным творцом мифов стал петербургский писатель середины XVIII века Петр Никифорович Крекшин. Имея минимум общеизвестных описаний, он посчитал, что должен возвеличить роль Петра Великого с помощью вымысла. И справился с этим блестяще.

В большинстве школьных учебников поныне повторяется придуманный Крекшиным факт, что шведы прорвали первую линию русских войск, и Петр I с батальоном Новгородского полка возглавил контратаку. Этот критический момент битвы полностью сочинен Крекшиным. Как говорят в таких случаях французы: хотя и неправда, но как хорошо придумано!

Печально, что вымыслы Крекшина перекочевали в научные труды. Дело в том, что он был дружен с Иваном Голиковым, автором 30-томной истории Петра Великого, изданной в конце XVIII столетия. Голиков верил Крекшину, лично знавшему Петра I, и его литературно-художественные фантазии перенес в свои труды. А те пользовались высочайшим авторитетом. Даже Пушкин пересказал крекшинские мифы в поэме «Полтава».

А вот то, что Петр I непосредственно находился в самой гуще боя, — истинная правда. В Зимнем дворце хранится его шляпа, пробитая из шведского мушкета. Другая пуля расплющилась о его нагрудный медный щиток — сохранилась вмятина. Если бы не он — царя ждала бы мгновенная смерть. Третья пуля попала в седло лошади монарха. То есть Петр I был там, где ему и было положено: как полковник гвардии, он был вместе со своим Преображенским полком.

— Насколько точно известны потери с обеих сторон?

— Они были названы в официальной реляции сразу же после Полтавской битвы и сделаны на основе подсчетов непосредственно на поле боя. Там указывалось, что погибли 1344 россиянина. Но это были первые цифры. Потом появились сведения о пропавших без вести, скончавшихся от ран. Всего получилось, по документально подтвержденным данным, не менее чем 1572 человека погибших. Число раненых, согласно реляции, — 3292.

Можно вполне обоснованно утверждать, что победа под Полтавой была одержана малой кровью: потери русских регулярных войск составили 8,2%. А шведы потеряли убитыми и ранеными 82%. Таков был масштаб катастрофы шведской армии!

— Не могу не заметить: несмотря на столь впечатляющее поражение, война все-таки продолжалась еще двенадцать лет…

— Причина — в личности Карла XII. Его отчаянное упорство привело к тому, что в итоге Швеция потеряла гораздо больше, чем могла бы.

До баталии Петр был настроен на то, чтобы удержать за собой земли от реки Сестры до Наровы, включая Нарву, — то, что принадлежало русским еще с IX века, с момента основания русского государства. Победа под Полтавой изменила расклад. Петр посчитал, что может получить всю береговую линию от Риги до Выборга.

Если бы Карл XII сразу же после Полтавы заключил мир с Россией (а такое предложение ему поступило), своих северогерманских владений (части Померании, епископств Бремен и Верден) Швеция бы не лишилась.

Однако Карл XII упрямо мнил себя вторым Александром Македонским: он был уверен, что должен вступить в Стокгольм только как триумфатор. И после 1700 года, когда началась Северная война, вплоть до своей гибели в 1718 году в шведской столице он так и не появился…

———————-

Просили государя… «о жонках»

Просили государя… «о жонках»

Каждому жителю Сургута хорошо известен сквер «Мемориал славы» – там горит Вечный огонь, установлены памятники и часовня. Но другое историческое место – крепость XVII века, – которое расположено там же, не отмечено. Ни таблички, ни памятника… А ведь Сургут был форпостом Русского государства в Сибири, и это указано в исторических документах. Но, кроме героических завоеваний тех времен, интересны судьбы первых женщин. О них известно мало, но мы попытались воссоздать часть событий.

Казаки и казачки
Население Сургута в период освоения Сибири и строительства первых русских городов XVI–XVIII веков представить просто: это в основном донские и другие казаки. Также встречались немцы, поляки, литовцы и прочие. Но иноземцы в то время приживались с трудом и «пускались в бега». Со временем и стрельцы, и все остальные военные в документах именовались «служилыми людьми» или «казаками». Руководили – воеводы, их «по государеву указу» присылали из Москвы. А поскольку в Сургуте не было ни дворян, ни бояр, казачьи атаманы также играли большую роль в управлении гарнизоном.

Вообще, местные сословия, указанные в «Табеле русской в Сибири населенности 1662–1709 гг.», такие: духовенство, чиновники, воинские люди (казаки), пашенные крестьяне, монастырские и архиерейские служители, оседлые и бездомные промышленники, ямщики, старообрядцы, государственные и крепостные крестьяне, ремесленники, ссыльные.
Сцены из жизни донских казаков и казачек подробно описаны в романе Михаила Шолохова «Тихий Дон» и показаны в одноименных кинофильме и телесериале – то, как они выглядели, о чем мечтали и за что сражались. Но действие романа происходило двумя-тремя столетиями позже, а вот жизнь военных XVII–XVIII веков и обитателей первых сибирских городов показана в фильме «Тобол» (2019 год). Его действие происходит в 1715 году. Тобольск и Сургут основали почти одновременно (1587 и 1594 годы), и сравнивать их первых жителей вполне уместно.

Как жилось женщинам в первых русских городах Сибири? В «Тоболе» две главные героини – Маша Ремезова, дочь известного картографа Семена Ремезова, и Бригита, жена военнопленного немца. Только два запоминающихся образа. Исторической информации создателям фильма, видимо, не хватало. Но все-таки по тем документам, что есть в открытом доступе и хранятся в библиотеках, можно «реконструировать» хотя бы часть событий.

Основное население Сургута в то время – стрельцы и родовые казаки разного возраста, от 14 до 40–50 лет, встречались и старше. Только малая часть из них была жената. Любопытная подробность упоминается в разборной книге 1689 года об Андрее Торопчанинове – в 15 лет от роду он имел чин десятника и числился как женатый казак. У семейных жалование было больше, но его все равно не хватало. В дополнение к скудному жалованию служилые люди и их жены приторговывали. «Съезжая изба», то есть приказная изба (в ней велись дела по управлению городом и уездом: хранили государевы грамоты, печать, приходные и расходные книги, казну и прочее), была заказчиком разной утвари для государевых дел, в том числе, конечно, свечей. И казачьи жены занимались свечным промыслом. А также по заказу местной канцелярии они мололи рожь и ячмень, готовили солод (Н. И. Никитин).
Казачьи семьи постепенно обзаводились домашним скотом – коровами и лошадьми. И так как мужчины были заняты службой, женщины-казачки вели хозяйство: пекли хлеб, делали заготовки на зиму, растили детей, ткали, вязали, ухаживали за больными и стариками.

Во время вражеских нападений на городки казачки укрывали детей и скот, а затем шли помогать мужьям: заряжали ружья, тушили огонь, перевязывали раненых. В «Тоболе» тоже показано мужество женщин, как они помогали мужчинам при защите пограничной крепости от джунгар, так как поле боя было вблизи их дворов.

Пришлите «гулящих женочек»
Известно, что государевы пашенные крестьяне Сибири писали к царю «слезные челобитные» с просьбами прислать к ним «гулящих женочек, на ком жениться», то есть вольных, незамужних женщин.
В связи с демографическим неравенством тобольскому воеводе было предписано отправить «жонок гулящих и свободных, вдов и девок из Тобольска…» (А. М. Малолетко, 2008), но русские женщины в Сибирь ехать не хотели. И казаки во время военных походов брали в плен иноземок… Но и продажа людей в те времена была обычным делом. В Сибири у остяков, как и у татар, сохранялась традиция покупать жен за калым. Некоторые казаки женились на некрещеных, а затем продавали их и женились на других, а некоторые брошенные жены ехали в Сибирь за мужьями, которые уже были женаты. К слову, Петр I велел таких разыскивать и предавать суду.

Первым горожанкам – казачкам, русским, остячкам и плененным женщинам – приходилось сражаться рядом с мужчинами, терпеть лишения, а порой и унижения, неустроенность, холод и голод. Так строились первые сибирские города.

Кстати
Документы свидетельствуют о том, что долгие годы существовало демографическое неравенство между мужчинами и женщинами в Сибири. В «Табеле русской в Сибири населенности 1662–1709 гг.» указано итоговое количество всех мужчин – 152 778, а женщин – 76 439.

 

———————-

Казаки установили крест в память о генерале Каппеле

Казаки установили крест в память о генерале Каппеле

Почти 20 лет назад казаки Иркутского казачьего войска установили большой 4-х метровый поклонный крест на месте гибели генерала В.О. Каппеля. Это дело положило начало восстановлению доброй памяти о генерале и возвращения его останков на Родину из далёкого Китая. Тогда мы впервые услышали названия Тулун, станция Утай. Поскольку кресты в основном ставятся на возвышенности, надеемся, что стихия его пощадила и Божиим промыслом он сохранился!

Иркутские казаки, преодолели более четырёхсот километров пути, чтобы установить поминальный крест на месте гибели легендарного генерала Белой гвардии Владимира Каппеля. За сотни километров от Иркутска на станцию Утай, что недалеко от Тулуна, отправились казаки, чтобы установить памятный Православный Крест с часовенкой на том месте, где в январе далёкого тысяча девятьсот двадцатого года принял смерть генерал-лейтенант Белой армии Владимир Каппель.

Атаман Иркутского казачьего войска Николай Меринов:

«Вот здесь, на этом месте, на станции Утай, умер генерал Каппель. Его отпели здесь в Тулуне. Гроб с телом Каппеля белые везли далее за Байкал». Живых очевидцев тех событий в Утае уже не осталось, но местные жители знают о том, как каппелевский отряд проходил через эти края. По словам Людмилы Свитюк — краеведа, учительницы географии Утайской школы, «в Утае было всего 15−18 домов, и они ещё не осознали, какая власть лучше — белых или красных, но к периоду гражданской войны видно у железнодорожников, которые здесь в селе жили, сформировалось своё какое-то мнение, больше сочувствовали красным, это если судить о том, что они активно вступали в ряды борцов против белочехов и каппелевцев».

По прошествии многих лет история всё расставляет по своим местам. Ещё лет десять назад иркутские казаки, воскрешая память адмирала Колчака, сталкивались с непониманием, а то и прямым неприятием своего подвижничества. А ныне фамилией Колчака назвали иркутское пиво, о жизни адмирала ставят театральные спектакли. Казаки считают, что пришла пора сказать правду и о генерале Каппеле. Атаман Иркутского казачьего войска Николай Меринов:

«Это был нормальный русский офицер, давая точную, взвешенную оценку происходящим событиям и воюя за ту идею, к которой сегодня пришли мы, всей страной».

Установленный в Утае крест не носит ритуального характера. Для казаков это символ возрождения исторической памяти, знак веры в возрождение Великой России. Делали крест в Братске. По словам атамана Братской районной станицы Буслаевка есаула Сергея Буслаева,

«с изготовлением были некоторые трудности, ко многим обращался, но некоторые по идейно-религиозным соображениям, некоторые из-за сложности работы — отказывались».

Крест изготовлен из сухого листвяка, его высота четыре метра. Мастер без сна и отдыха делал его двое суток. Со всеми предосторожностями крест доставили в Утай, и солнечным утром он был освящён настоятелем Тулунской церкви отцом Валерием. На это событие в тихом посёлке собрались более ста жителей. Пришли и старики и молодёжь, родители привели с собой маленьких детей. Завершив благое дело, казаки под гармошку пели песни, а местные селяне, вспоминая забытые уже слова, пытались их поддержать. На июль иркутские казаки намечают ещё одну подобную акцию. Николай Меринов:

«На Каппеле мы не остановимся, впереди очень много героев, очень много».

 

———————-

Сдают ли казаки нормы ГТО: размышления подъесаула ККВ

Сдают ли казаки нормы ГТО: размышления подъесаула ККВ

На днях в Новокубанске состоялся фестиваль «В ритме с ГТО». На центральном стадионе города собрались жители района, желающие сдать нормативы Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне». В праздничном мероприятии приняли участие трудовые коллективы учреждений культуры, образования, спорта, муниципальных служб, общественных организаций.

Новокубанское районное казачье общество приняло активное участие в подготовке и проведении фестиваля. Казаки-дружинники в полном составе сдали нормативы ГТО (бег на дистанцию 60 метров и два километра, прыжки в длину, метание спортивного снаряда, подтягивание на перекладине и отжимание от пола), показав при этом высокие результаты. Информация, присланная атаманом Новокубанского РКО Дмитрием Шкаредой, навела на определенные размышления.

Казаки-дружинники, работающие на постоянной основе, стали одной из визитных карточек края. Первое, что видят люди, приехавшие на Кубань, — казаки, несущие службу вместе с сотрудниками полиции на вокзалах, на улицах, набережных городов-курортов. Полицейской формой никого не удивить, зато казачья справа вызывает немалый интерес. Особенно в холодное время года, когда казаки в бекеше с папахой на голове производят неизгладимое впечатление на жителей регионов матушки России, где казаки не проживают.

Как рассказали дружинники куреня «Красный Кут», в котором состою, к ним нередко подходят гости краевого центра, интересуются казачеством. Один из мужчин после беседы сказал, что до этого момента думал о казаках как о неких мифических личностях, которых давно уже нет, а казачья форма используется только в кинематографе.

К казакам люди обращаются куда чаще, чем к полицейским. Как-то решил подежурить вместе с казаками на так называемой «улице красных фонарей» — это квартал между улицами Красноармейской и Чапаева, где жители Краснодара и гости прожигают жизнь в «Амстердам-баре», клубе «Сержант Пеппер».

К казаку Екатеринодарского РКО Сергею Костромину, с которым довелось стоять чуть ли не до утра, то и дело обращались люди с просьбой объяснить, как добраться до какого-то места, водители с аналогичными вопросами.

Да чего там говорить, когда сам иду в казачьей форме, нередко приходится выступать в качестве гида, объясняя, куда и как доехать.

Одним словом, казаки-дружинники важны и нужны. Вопрос в другом: все ли они являют собой образец представителя служивого народа — подтянуты, физически развиты, крепки телом? Увы, порой приходится видеть хлопцев, которые поперек себя шире, с массивными животами.

Ко всем остальным казакам, которые не выходят дежурить на улицу, вопросов нет. Хотя почему? Взять, к примеру, атамана Таманского отдела Ивана Безуглого. В свои 70 лет он ежедневно бегает по десять километров, регулярно посещает тренажерный зал. Крепко скроен и атаман Екатеринодарского отдела Виктор Светличный. Не уступит ему и атаман Кавказского отдела Сергей Бикеев. Войсковой атаман Николай Долуда дружит со спортом, всегда подтянут, энергичен. Несмотря на свои годы, занятость, они находят время заниматься физической формой.

Почему же тогда многие казаки и атаманы не стремятся брать с них пример? Понимаю, что у кого-то сахарный диабет, другие заболевания, так или иначе влияющие на вес. Есть казаки преклонных лет, которым не до физкультуры и спорта. Но ведь среди нас много тех, кому от 20 до 50 лет. Эта часть казаков должна (да, именно должна!) следить за собой, быть в хорошей физической форме. Особенно это касается казаков-дружинников.

Хорошо, дружина Новокубанского РКО сдала нормативы ГТО. А как с этим обстоит в других районных казачьих обществах? Все ли казаки соответствуют требованиям, касающимся физического развития?

Как рассказал заместитель атамана Екатеринодарского отдела есаул Сергей Машкин, все вновь набираемые дружинники должны сдать зачеты по ГТО. Думается, в других отделах такая практика. Значит, нужно распространить эту норму и на тех, кто в дружине уже по пять-шесть лет.

Выгонять тех, кто не сдал нормативы, не нужно. Для них подобный подход станет своего рода воздействием на сознание. А еще лучше провести соревнования, в основу которых заложить систему ГТО среди отделов, причем участвовать должны не сборные, куда включают лучших, а все поголовно. Естественно, казаков надо разделить по возрастным категориям.

Если кто-то повиснет на турнике как сосиска, то, возможно, задумается о своей физической форме.

Сергей Капрелов

Источник: КАИЦ, КАИЦ, Российское казачество, Российское казачество, Российское казачество

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *