Сибирское
Казачество
18 июня 2020 Просмотров: 277 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд - Пока оценок нет
Размер шрифта: AAAA

Новочеркасск: Круг спасения Дона \ «Слухи подпитывали страхи»

Новочеркасск: Круг спасения Дона

По материалам ГАРО.

Автор: главный специалист ГАРО Галина Савчук. Даты даны по старому стилю.

********************************************************************************

28 апреля 1918 года общее собрание временного Донского правительства и делегатов от станиц и войсковых частей, проходившее в Новочеркасске, объявило себя Кругом спасения Дона. Работа Круга продолжалась с 28 апреля по 5 мая. В первый же день работы этого представительного органа был избран президиум в составе председателя — полковника Георгия Петровича Янова и товарищей председателя В. Н. Светозарова и Ф. И. Бабкина. В работе президиума Круга спасения Дона участвовали члены президиума временного Донского правительства. Депутатам Войскового круга прошлых созывов предоставлялось право совещательного голоса — так же, как и представителю Войска на Украине подъесаулу В. В. Шапкину.

Перед началом работы Круга отслужили молебен и панихиду по «безвременно погибшим войсковым атаманам А. М. Каледину, А. М. Назарову, Е. А. Волошинову» и по товарищу войскового атамана М. П. Богаевскому, а также по воинам, павшим в борьбе с советскими войсками. На могилы атаманов возложили цветы.

Деятельность Круга отражают приказы и принятые с 29 апреля по 4 мая 1918 года постановления.

Наряду с внутриполитическими проблемами, уже 29 апреля Круг занялся решением внешнеполитических вопросов. В Киев отправилось полномочное посольство в составе М. А. Горчукова, И. Т. Семёнова, полковника Гущина и генерал-майора Сидорина «для выяснения отношений к Дону самой Украины и осведомления о целях вступления германских войск на территорию Донской области, а также твёрдо отстаивать существующие ныне границы области, её независимость и самобытность казачества». Занятые немецкими и австрийскими войсками Ростов и Нахичевань-на-Дону также находились в поле зрения казачьих властей; Донское правительство вело «неоднократные переговоры с германским комендантом в Ростове-на-Дону об образовании на Дону новой власти». Газета «Приазовский край» от 6 мая сообщала: «Отношения между немецким командным составом и донской властью не заставляют желать лучшего. Немецкое командование в лице генерала фон Арнима категорически заверило, что… не намерено вмешиваться в действия местной власти и не будет посягать на её прерогативы…». Немцы поставили перед собой только одну задачу — бороться с большевизмом. В своём первом приказе от 4 мая 1918 года войсковой атаман предписал: «Смотреть на германские войска как на свои части в целях борьбы с большевиками».

29 апреля обсуждались возможности организации на Дону постоянной армии, упорядочения казачьих сил, поднявшихся для борьбы с большевиками, установления законов «об организации армии и установлении в ней дисциплины» (к проблемам дисциплины Круг возвращался неоднократно). Были одобрены данные ранее временным Донским правительством ответы командованию Добровольческой армии по поводу донских воинских частей. В постановлении Круга говорилось: «Верховное командование всеми без исключения военными силами, оперирующими на территории Донского войска, должно принадлежать войсковому атаману или походному атаману».

По вопросу о реорганизаціи Донской арміи и возстановленіи дисциплины, Кругъ рѣшилъ: «всѣ детали разработать въ срочномъ порядкѣ Штабу Походнаго Атамана для доклада затѣмъ Кругу».

Постановленіе Круга: о «независимости Войска Донского» и о «Верховномъ командованіи», выражаясь мягко, было встрѣчено несочувственно руководителями Добровльческой Арміи.

30 апреля были приняты постановления об образовании трёх комиссий для обследования разорённых станиц, «где красногвардейцы выжгли поселения», с целью оказания помощи пострадавшим в 1-м и 2-м Донских округах и в других районах и об учреждении в Ростове градоначальства во главе с генерал-майором П. Т. Семёновым «в интересах восстановления нормальной жизни и охраны войскового имущества… после ухода большевиков». Кругъ Спасенія Дона учредилъ въ г. Ростовѣ градоначальство и предложилъ Походному Атаману назначить градоначальникомъ генералъ-маіора П. Т. Семенова, а также другихъ представителей городской власти. Органы городского самоуправления Ростова и Нахичевани-на-Дону послали своих представителей на заседания Круга спасения Дона.

После ограбления большевиками Новочеркасского отделения Государственного банка и Новочеркасского казначейства необходимо было разработать условия займа у «местных капиталистов без процентов» и выпустить квитанции, заменяющие векселя Войска, для расчёта при покупке хлеба и скота. «Вследствие чрезвычайной нужды в деньгах» постановление от 30 апреля 1918 года предполагало «позаимствовать на надобности Войска частные вклады…». 2 мая Круг принял более пространную программу действий в денежно-финансовой сфере. Интересная деталь: всё захваченное большевиками и отобранное затем у них имущество объявлялось достоянием Войска.

Спеціальной комиссіи въ составѣ членовъ Круга: Епифанова, Карева, Дувакина и священика Воронова было поручено выработать условія займа Войскомъ денегъ у мѣстныхъ капиталистовъ. Этотъ принудительный заемъ имѣлъ основанія недавняго прошлаго.

При занятіи Новочеркасска большевиками, послѣдніе, созвавъ мѣстныхъ капиталистовъ, предложили имъ въ трехдневный срокъ, подъ угрозой разстрѣла, внести 4.200.000 тысячъ рублей въ кассу «народной власти». Капиталисты подчинились требованію. 2-го апрѣля послѣ перваго освобожденія Новочеркасска вр. Донское Правительство, пригласивъ комиссію, состоящую изъ представителей капиталистовъ, подъ предсѣдательствомъ С. Ф. Фертига (Федоровъ) назначеніе которой было — разверстка суммы контрибуціи и внесенія ея въ кассу большевиковъ, — обратилась къ послѣдней съ просьбой помочь вр. Донскому Правительству и дѣлу возстанія займомъ хотя бы въ половинномъ размѣрѣ наложенной контрибуціи, тѣмъ болѣе, что большевики не успѣли воспользоваться даже первымъ взносомъ въ 800.000 рублей. Капиталисты, только что спасенные отъ смерти, отъ ограбленія и ужасовъ большевиковъ, отказали въ займѣ, мотивируя свой отказъ отсутствіемъ средствъ. Вр. Донское Правительство, возмущенное этимъ, приказало приглашенной комиссіи — изыскать средства для займа — тѣми же способами, коими капиталисты намѣтили выполнить большевитскія требованія.

Вынужденное оставленіе Новочеркасска — еще разъ освободило обезпеченныхъ представителей тыла отъ исполненія хотя бы минимума гражданскаго долга.

Одновременно съ займомъ Кругъ рѣшилъ выпустить квитанціи, замѣняющія собой векселя Войска для разсчета при покупкѣ хлѣба и скота для арміи. Вслѣдствіе чресвычайной нужды въ деньгахъ было рѣшено позаимствовать на надобности Войска частные вклады, хранящіеся въ Новочеркасскомъ Отдѣленіи Государственнаго Банка и Новочеркасскомъ Казначействѣ, съ переводомъ ихъ на текущій счетъ вр. Донского правительства. Было обращено вниманіе и на скопленные большевиками грузы, для выясненія послѣднихъ съ цѣлью использованія ихъ на нужды Войска. Походному Атаману и вр. Правительству было поручено образовать спеціальную комиссію.

Въ дальнѣйшемъ Кругъ Спасенія Дона въ цѣляхъ созданія денежныхъ средствъ на расходы, связанные съ окончательнымъ изгнаніемъ большевиковъ изъ Донской Области и защиты послѣдней постановилъ: 1) «передать въ распоряженіе Вр. Правительства всѣ суммы, поступающія въ кассы Донской Области въ уплату государственныхъ налоговъ, сборовъ и пошлинъ».

По докладу избранной комиссіи было рѣшено: «2) поручить вр. Донскому Правительству произвести у гражданъ г. Новочеркасска, обложенныхъ совѣтской властью контрибуціей, принудительный безпроцентный заемъ на сумму до 4.200.000 рублей съ погашеніемъ его не позднѣе января 1920 года; 3) внести въ кредитныя учрежденія на текущій счетъ Вр. Донского Правительства отобранныя войсковыми частями и станичными обществами у совѣтскихъ войскъ и отдѣльныхъ лицъ цѣнности и денежные знаки; 4) пріостановить выдачу вкладчикамъ %%-ныхъ бумагъ, находящихся въ правительственныхъ и частныхъ учрежденіяхъ г. Новочеркасска и передать ихъ во временное распоряженіе Донского Правительства на срокъ до 1-го января 1919 года съ сохраніемъ за вкладчиками права собственности на означенныя %%-ныя бумаги и права полученія въ установленный срокъ процентовъ по нимъ (срочные купоны); 5) разрѣшить вр. Донскому Правительству выпускъ въ обращеніе наравнѣ съ кредитными билетами 4-хъ %%-ныхъ билетовъ государственнаго казначейства, 5-ти %%-ныя краткосрочныя обязательства Государственнаго Казначейства, а также облигаціи Займа Свободы и облигаціи военныхъ займовъ — причемъ указаныя мѣры въ п.п. 4 и 5, по усмотрѣнію вр. Донского Правительства могутъ быть распространены на всю землю Войска Донского; 6) разрѣшить вр. Донскому Правительству, подъ гарантію Войска Донского, выпустить въ обращеніе наравнѣ съ кредитными билетами банковые билеты 3-хъ, 5-ти и 25-ти рублеваго достоинства на сумму четыре милліона, поручивъ выпускъ означенныхъ билетовъ Союзу Новочеркасскихъ кредитныхъ учрежденій»…

Намѣтивъ рядъ мѣръ финансоваго характера, Кругъ Спасенія Дона занялся вопросами административными и военными.

1 мая Круг спасения Дона принял постановление о созыве в кратчайший срок Большого войскового круга. Принятая в 1917 году система выборов сохранялась; она сводилась к 4-членной формуле всеобщего, равного избирательного права, прямого и тайного голосования. Право активного голосования предоставлялось казакам и казачкам, достигшим ко дню выборов 21 года, и участникам борьбы с большевиками. Выборы должны были проводиться в станицах и полках, сражающихся с Красной армией. В постановлении говорилось: «Всех лиц невойскового сословия, фактически участвующих в защите Дона от большевистских банд, теперь же принять в войсковое сословие». Таким образом, избирательные права получала лишь казачья часть населения Дона. Послѣднее представительство, несмотря на рѣшеніе Круга поставить армію внѣ политики, было допущено исключительно для станичныхъ дружинъ и полковъ въ виду того, что на защиту Дона станицы мобилизовали всѣхъ казаковъ, способныхъ носить оружіе

Рядомъ съ этимъ Кругъ постановилъ: «Всѣхъ казаковъ, участвующихъ въ совѣтскихъ войскахъ и большевистскихъ организаціяхъ исключить изъ казачьяго сословія по приговорамъ подлежащихъ станичныхъ обществъ».

В тот же день, 1 мая, вышло постановление об учреждении военных наград и о форме одежды военных чинов и чиновников. Были учреждены «знак военного ордена — Георгиевский крест с гербом Донского войска — для награждения за боевые отличия в борьбе с большевиками и особый знак-жетон в память исторических дней заседаний Круга спасения Дона для членов Круга и всех, кто принимал участие в работах по защите родного края». В отношении формы говорилось: «В отличие от большевистских банд, которые никаких внешних знаков отличия не носят, всем частям, участвующим в защите Дона, немедленно принять свой воинский вид и одеть, кому положено, погоны и прочие знаки отличия; ношение погон и др. знаков отличия вменить в обязанность всем военным чиновникам». В очередном первомайском постановлении говорилось о формировании 1-го Донского казачьего полка из казаков служилого возраста от всех станиц — «полка Круга спасения Дона».

С докладом «О положении на Дону и перспективах будущего устройства края» выступил на заседании Круга 1 мая 1918 года генерал Краснов. Будущий Войсковой атаман утверждал: «…силою исторических событий Дон оторвался от России… Путь спасения Дона лежит в окончательном его отделении от матушки России… Дону теперь же необходимо образовать самостоятельное государство-республику, назвав его так, как в старину: «Всевеликое войско Донское». Краснов настаивал на единоличной власти атамана, «который бы работал совместно с традиционным войсковым кругом».

Докладъ П. Н. Краснова въ связи съ общей обстановкой подраздѣленный на три части: политическую, экономическую и военную, — съ заключительной его частью, гдѣ въ яркихъ и сильныхъ краскахъ были изложены цѣли, къ которымъ Войско Донское должно стремиться, и мѣры, долженствующія возродить величіе Войска и поднять благосостояніе края, — произвели на Кругъ огромное впечатлѣніе. Основныя черты доклада сводились къ слѣдущему:

1) Казачество внѣ партій;

2) Всѣ силы, весь разумъ казачества долженъ быть направленъ къ искорененію изъ своей среды всѣхъ болѣзненныхъ явленій революцій и возстановленія порядка, законности и строгой дисциплины, основанной на завѣтахъ казачьей старины;

3) Казачество борется всѣми мѣрами съ захватчиками Россійской власти — большевиками и участвуетъ въ освобожденіи русскаго народа отъ большевицскаго засилья; /с. 59/

4) Въ настоящее время всѣ силы, какъ военныя, такъ и моральныя должны быть направлены къ изгнанію большевиковъ съ Донской земли и укрѣпленію ея границъ;

5) По обстрятельствамъ врамени и въ цѣляхъ успѣшной борьбы всѣ, кто противъ большевиковъ должны быть нашими союзниками;

6) Съ пришедшими германцами никакой войны быть не можетъ. Ихъ приходъ долженъ быть использованъ въ цѣляхъ укрѣпленія казачьяго положенія и въ цѣляхъ борьбы съ большевиками, но рядомъ съ этимъ германцы должны чувствовать, что Донское казачество свободно во всѣхъ своихъ рѣшеніяхъ и не является для нихъ побѣжденнымъ народомъ.

7) Войско Донское управляется, какъ Всевеликое Войско Донское, своимъ выборнымъ Донскимъ Атаманомъ, а не «Войсковымъ, избираемымъ Донскимъ Войсковымъ Кругомъ», послѣдній является высшимъ законодательнымъ органомъ, устанавливающимъ порядокъ управленія и жизни «Всевеликаго Войска Донского»;

8) Донское казачество, оказавшее неоцѣнимыя заслуги Русскому Государству, при возстановленіи Россіи и Россійской власти должно быть утверждено во всѣхъ своихъ правахъ какъ общественно-бытовыхъ, такъ и экономическихъ;

9) Донской Атаманъ непосредственно сносится съ центральной властью и подчиненъ только лицу, возглавляющему власть;

10) Донское Войско должно въ настоящее время имѣть свою постоянную армію, свой патронный, артиллерійскій пороховой, орудійный, ружейный заводы, кои и въ дальнѣйшемъ должны быть достояніемъ Войска;

11) Царицынъ, какъ важный стратегическій, а въ дальнѣйшемъ какъ свободный выходъ на Волгу — долженъ быть присоединенъ къ Вс. В. Донскому, причемъ и на сѣверѣ границы Войска должны быть выправлены по линіи Поворино—Лиски. Пункты эти въ рукахъ Донского казачества оградятъ Войско отъ всякихъ случайностей и дадутъ возможность въ дальнѣйшемъ укрѣпить положеніе какъ стратегическое, такъ и экономическое.

Основныя положенія, наряду съ необходимыми мѣрами экономическаго, политическаго и военнаго характера, были переплетены красочными ссылками на исторію и исчерпывающимъ критическимъ анализомъ непониманія правящихъ русскихъ круговъ казачества и ничѣмъ неоправдываемыми ошибками и несправедливостями по отношенію къ казакамъ.

Послѣ доклада имя генерала Краснова было у всѣхъ на устахъ, какъ единственнаго кандидата въ Войсковые Атаманы. Оставалось получить только согласіе генерала Краснова. Но послѣднее не было особенно легкимъ, такъ какъ, было извѣстно, что еще въ станицѣ Константиновской, при началѣ возстанія въ 1-мъ Донскомъ округѣ генералъ Красновъ категорически отказывалъ казакамъ въ ихъ просьбѣ стать во главѣ ихъ противъ большевиковъ, мотивируя свой отказъ тѣмъ, что казаки еще не выздоровѣли отъ революціонныхъ настроеній, а потому и вѣра въ успѣхъ казачьяго возстанія находится подъ большимъ сомнѣніемъ.

На вечернемъ засѣданіи 3-го Мая Кругъ рѣшилъ произвести выборы Войскового Атамана. Къ этому рѣшающему моменту необходимо было заручиться согласіемъ генерала П. Н. Краснова. Предсѣдателю Круга Янову удалось убѣдить генерала Краснова о необходимости послѣднему дать разрѣшеніе выставить его кандидатуру въ Атаманы, причемъ генералъ Красновъ заявилъ, что въ случаѣ даже его избранія въ Атаманы онъ согласится принять Атаманскій Перначъ только при условіи утвержденія Кругомъ положеній имъ выработанныхъ.

2 мая Круг спасения Дона рассмотрел проблемы организации власти на местах. В связи с этим была восстановлена власть окружных, станичных и хуторских атаманов. Восстановили окружную, станичную, рудничную милицию, станичные суды. В тот же день вышли постановления о возврате к старому юлианскому летосчислению и о сохранении на службе «певческого и музыкального хоров».

3 мая Круг определил специфику «организации областной власти» на время до созыва Большого войскового круга. В новом постановлении говорилось: «впредь до созыва Большого войскового круга, каковой должен быть созван в ближайшее время и во всяком случае не позже 2-х месяцев по окончании настоящей сессии Круга спасения Дона, вся полнота верховной власти в Области принадлежит Кругу спасения Дона. На время прекращения работ Круга спасения Дона вся полнота власти по управлению областью и ведению борьбы с большевизмом принадлежит избранному войсковому атаману».

В тот же день Войсковым атаманом избрали генерал-майора Петра Николаевича Краснова («107 голосами, против 13 при 10 воздержавшихся»), которому до созыва Большого войскового круга вручили всю полноту власти, а походного атамана генерал-майора Петра Харитоновича Попова произвели в чин генерал-лейтенанта.

Закрытой баллотировкой Кругъ приступилъ къ намѣчанію кандидатовъ въ Войсковые Атаманы. Всѣхъ записокъ было подано 130. Изъ нихъ 107 было за генерала Краснова, 1 — за генерала Н. и 22 пустыхъ. Послѣ призведенной закрытой балатировки на постъ Войскового Атамана избираеся 107 записками, противъ 13, при 10 воздержавшихся — генералъ-маіоръ Петръ Николаевичъ Красновъ.

Объ избраніи генералу Краснову было немедлено сообщено.

3 мая «для борьбы с красной гвардией и для ограждения границ Донской области от всяких посягательств на неё извне» приняли постановление о проведении мобилизации во всех округах казаков «переписей с 1916 по 1912 г. включительно… Уклоняющиеся от мобилизации дезертиры, а равно все, ведущие преступную агитацию против борьбы за свободу Дона, будут считаться изменниками Родины, предаваться суду «Защиты Дона» и караться со всею строгостью законов военного времени».

4-го мая на утреннемъ засѣданіи генералъ Красновъ, встрѣченный продолжительной оваціей, поблагодарилъ Кругъ Спасенія Дона за оказаное довѣріе и просилъ выслушать его условія при которыхъ только и возможно взятіе имъ на себя тяжелаго бремени и отвѣтственности по управленію Донскимъ Войскомъ. Генералу Краснову было оглашено постановленіе Круга утренняго засѣданія 3-го мая. Передача «полноты власти» явилась предрѣшеніемъ Круга главнѣйшаго условія генерала Краснова. Кругу Спасенія Дона съ разрѣшеніемъ перваго вопроса оставалось только принять по предложенію генерала Краснова «Основные законы», — утвержденіе для будущаго управленія Войскомъ.

4 мая были приняты «Основные законы Всевеликого войска Донского», заложившие основы государственности и принципы организации системы государственных органов. 15 сентября Большой войсковой круг принял значительно доработанные «Основные законы Войска», по которым оное определялось как «самостоятельное государство, основанное на началах народоправства». Что касается «Основных законов», принятых Кругом, то, согласно им, декреты и «иные законы, разновременно издававшиеся Временным правительством… и Советом Народных Комиссаров», отменялись. Согласно «Основным законам», власть войскового атамана (законодательная, исполнительная и военная) была огромной. Фактически он обладал и судебной властью, поскольку сам назначал войсковых судей и председателя Войскового суда. Эти же законы определили права и обязанности казаков и граждан Всевеликого войска Донского, обязанных защищать государство, платить налоги и пошлины. Особо оговаривался пункт о неприкосновенности собственности. Казаки и граждане получали право устраивать собрания «в целях, не противных законам, мирно и без оружия, в пределах, установленных законом выражать и распространять свои мысли и в целях, не противных законам образовывать общества и союзы».

4 мая 1918 года можно считать датой возникновения правительства Всевеликого войска Донского, или Совета управляющих отделами: «Направление и объединение действий отдельных ведомств по предметам как законодательства, так и высшего государственного управления возлагается на Совет управляющих; управление делами Совета управляющих возлагается на войскового секретаря и подчинённую ему канцелярию; председатель Совета управляющих и управляющие ответствуют перед атаманом, а потом по созыве Большого круга перед ним за общий ход войскового управления. Каждый из них в отдельности ответствует за свои действия и распоряжения».

Председателем Совета стал генерал А. П. Богаевский, впоследствии генерал П. Х. Попов. «Основные законы» коснулись и донского флага, герба и гимна. Флаг должен был состоять из трёх продольных разноцветных полос равной ширины: «Три народности издревле живут на Донской земле и составляют коренных граждан Донской области — донские казаки, калмыки и русские крестьяне. Национальными цветами у донских казаков были синий, васильковый (цвет воды Дона и Чёрного моря), у калмыков — жёлтый (содружество калмыков с казаками), у русских (донское крестьянство) — алый (красный)». Восстанавливались старинные печать и герб Донского войска: нагой казак в папахе «при шашке, ружье и амуниции», верхом на бочке. Народным гимном объявлялась известная казачья песня «Всколыхнулся, взволновался православный тихий Дон». Уже 1 июня приказом войскового атамана за № 160 были утверждены новые слова донского гимна «Всколыхнулся Дон свободный…».

На заседании Круга спасения Дона 4 мая от Добровольческой армии генерал А. П. Богаевский отметил: «…к великому позору казачества Добровольческая армия вынуждена была покупать у него же снаряды и пушки. Плохо была армия принята на Дону, ещё хуже на Кубани…»

Принимая «Основные законы», Кругъ Спасенія Дона выразилъ пожеланіе, чтобы въ дисциплинарный уставъ были внесены слѣдующія поправки: «1) Георгіевскіе кавалеры при отбываніи наказаній несутъ таковыя наравнѣ съ урядниками или вахмистами, 2) Наказаніе ставить подъ ружье (боевую) замѣнить въ походѣ назначеніемъ внѣ очереди въ нарядъ по службѣ, 3) въ третій пунктъ устава ввести слова: «но не личныхъ интересовъ», отбросивъ повторяющее эти слова примѣчаніе, 4) срокъ для жалобъ при неудовлетвореніи довольствіемъ продлить до одного года, 5) чтобы всякія жалобы на опредѣленное лицо подавались его начальнику.

Кромѣ этого офицеровъ титуловать «господинъ», прибавляя названіе его чина, къ воинскимъ же чинамъ обращаться на «Вы».

Кругомъ было принято рѣшеніе слово «Войсковой» Атаманъ — замѣнть «Донской» и вмѣсто «Большой» Войсковой Кругъ, наименовать «Донской Войсковой Кругъ».

Терминъ «Донской» — возстанавливалъ старинное наименованіе Атамановъ Донского Войска въ періодъ выборнаго начала на Дону.

По окончаніи утренняго засѣданія Круга Донскому Атаману старѣйшими членами Круга во главѣ съ Предсѣдателемъ послѣдняго былъ врученъ Перначъ. Послѣ врученія эмблемы власти, Кругъ Спасенія Дона, въ полномъ своемъ составѣ, во главѣ съ Атаманомъ П. Н. Красновымъ отправился въ Войсковой Кафедральный соборъ, гдѣ отслуженъ былъ благодарственный молебенъ.

Въ 2 часа дня 4-го мая, Донской Атаманъ назначилъ парадъ частямъ гарнизона около Новочеркасскаго кладбища, послѣ котораго у могилъ мучениковъ-героевъ было отслужена панихида. Въ 4 часа дня по приглашенію Атамана въ Атаманскій дворецъ собрались общественные дѣятели, съ которыми генералъ Красновъ обмѣнялся мнѣніями по вопросу о составѣ Совѣта Управляющихъ Отдѣлами Всевеликаго Войска Донского. Въ этотъ же день Кабинетъ Управляющихъ, за исключеніемъ Управляющихъ Отдѣломъ Путей Сообщенія, Отдѣломъ Торговли и Промышленности и Отдѣломъ земледѣлія былъ генераломъ Красновимъ составленъ.

На утреннемъ засѣданіи Круга 5-го мая Донской Атаманъ объявилъ свой приказъ о назначеніи Управляющихъ Отдѣлами Правительства Всевеликаго Войска Донскаго. Въ составъ Совѣта Управляющихъ вошли:

Предсѣдатель Совѣта Управлющихъ — Генералъ-Маіоръ А. П. Богаевскій.

Управляющій Военнымъ и Морскимъ Отдѣломъ, онъ-же Командующій Донской арміей — Генералъ-Маіоръ С. В. Денисовъ.

Управляющій Отдѣломъ Внутреннихъ дѣлъ — Войсковой Старшина Г. П. Яновъ.

Управляющій Отдѣломъ Финансовъ — Статскій Совѣтникъ М. В. Корженевскій.

Управляющій Отдѣломъ Коневодства — генералъ-маіоръ Е. И. Балабинъ.

Войсковой Контролеръ — Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ В. Н. Марковскій.

Управляющій Отдѣломъ Просвѣщенія — В. Н. Свѣтозаровъ.

Войсковой Секретарь — присяжный повѣренный Н. Н. Рѣшетовскій.

Избраніе генерала Краснова было встрѣчено, за исключеніемъ незначительныхъ группъ политическихъ дѣятелей, съ большимъ удовлетвореніемъ. Кругъ Спасенія Дона произвелъ Походнаго Атамана П. X. Попова въ слѣдующій чинъ. Въ связи съ производствомъ Походнаго Атамана Кругъ вынесъ слѣдующее постановленіе: «Принимая во вниманіе боевыя заслуги Походнаго Атамана Попова въ борьбѣ съ совѣтскими войсками и тяжелые труды, понесенные имъ на благо родного Дона, произвести Походнаго Атамана Попова (Петра Харитоновича) въ генералъ-лейтенанты».

5 мая на вечернем заседании с заключительным словом выступил Атаман Краснов, особое внимание уделив своим впечатлениям от смотра конных дружин, освобождавших Дон от большевиков. 5-го Мая послѣ вечерняго засѣданія Кругъ Спасенія Дона закончилъ свою сессію.

Каждый изъ членовъ Круга разъѣзжался съ сознаніемъ исполненнаго долга и съ твердой увѣренностью, что будущее Дона, его защита и устроеніе — находятся въ твердыхъ и умѣлыхъ рукахъ.

Члены Круга Спасенія Дона могли спокойно смотрѣть на будущее и, давши отчетъ своимъ избирателямъ, со спокойной совѣстью имѣли право сказать: «мы исполнили свой долгъ передъ Дономъ и оправдали ваше довѣріе, ибо сдѣлали все, что могли во имя любви къ родному краю и его благу…»

Из сказанного выше очевидно, что Круг спасения как временный властный орган пытался решить сложнейшие государственные дела. Общий дух его постановлений носил явный антибольшевистский и проказачий характер, закладывал основу политической и военной нестабильности на Дону.

В передовой статье в газете «Дон» от 20 июня 1918 года говорится: «От некоторых «иногородних» приходится слышать заявления, что для устроения Донского края следовало бы созвать представителей не только казачества, но и всего населения области. Чтобы таким образом достичь полного объединения казаков и неказаков…Но в том-то и беда, что получать права все готовы, а об обязанностях, сопряжённых с этими правами, никто не думает. Равенство прав должно сопровождаться равенством обязанностей, а где это последнее равенство у казачьего и неказачьего населения?

Казачье население одно несёт всю тяготу войны с большевистскими бандами, и лишь небольшая часть «иногородних» примкнула к казачьим отрядам… Остальные «иногородние» либо никакого участия в героической борьбе казаков с ленинцами не принимают, либо стали на сторону врагов тихого Дона и пополнили ряды красных разбойников…Нельзя предположить, что, попав в члены законодательного собрания, иногородние стали бы вдруг на казачью, государственную точку зрения… Напротив, они создали бы лишь тормоз для работы Круга и помешали бы хозяевам области — казакам наладить жизнь Дона, расстроенную большевистским наскоком. Хозяева Дона оказывают «иногородним», состоящим в громадном большинстве (за исключением коренных донских крестьян) из пришлых людей, самое широкое гостеприимство… Но казачество не может посадить себе на шею таких «гостей», которые хотели бы, не неся никакой тяготы по защите Дона, завести свой устав в чужом монастыре… Что же касается коренных донских крестьян, то для них путь к участию в донском народоправстве не закрыт. Надо только взять на себя равные с казаками обязанности. Доказать на деле, в бою с большевиками, готовность защищать казачий уклад государственной жизни Дона».

Слабые возражения донских граждан-неказаков во внимание власть предержащими не принимались. Так, в резолюции, принятой 6 мая 1918 года на заседании Ростовской и Нахичеванской городских дум, говорилось: «По-прежнему продолжая считать, что областная власть Донской области должна принадлежать представительству от всех слоёв и групп населения, ростовское и нахичеванское городские самоуправления заявляют о необходимости немедленного созыва учредительного съезда области на основе всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права, что было уже решено в 1917 году войсковым правительством и объединённым войсковым правительством Донской области, свергнутыми большевиками…»

____________________________________________________________________________________________

ПРИКA3 Всевеликому войску Донскому № 1 город Новочеркасск. 4/17 мая 1918 года

«Волею Круга Спасения Дона я избран на пост Донского Атамана с предоставлением мне полной власти во всем объеме. Объявляя при сем «Основные законы Всевеликого войска Донского», предписываю всем ведомствам, учреждениям и всем вообще казакам и гражданам войска Донского ими руководствоваться. В тяжелые дни общей государственной разрухи приходится мне вступать в управление войском. Вчерашний внешний враг, австро-германцы, вошли в пределы войска для борьбы в союзе с нами с бандами красногвардейцев и водворения на Дону полного порядка. Далеко не все войско очищено от разбойников и темных сил, которые смущают простую душу казака. Враг разбит наружно, но остался внутри войска и борьба с ним стала еще более трудна, потому что он очень часто будет прикрываться личиною друга и вести тайную работу, растлевая умы и сердца казаков и граждан войска.

Многие граждане развращены возможностью, бывшей при советских властях, безнаказанно убивать жителей, грабить имущество и самовольно захватывать земли.

Впереди, если мы не успеем засеять хлеба и снять урожай, северные округа войска ожидает голод. Население исстрадалось недостатком продуктов первой необходимости, отсутствием денежных знаков и непомерной дороговизной. При этих условиях спасти Дон и вывести его на путь процветания возможно только при условии общей неуклонной и честной работы. Казаки и граждане! Я призываю вас к полному спокойствию в стране. Как ни тяжело для нашего казачьего сердца, я требую, чтобы все воздержались от каких бы то ни было выходок по отношению к германским войскам и смотрели бы на них также, как на свои части. Зная строгую дисциплину германской армии, я уверен, что нам удастся сохранить хорошие отношения до тех пор, пока германцам придется оставаться у нас для охраны порядка и пока мы не создадим своей армии, которая сможет сама охранить личную безопасность и неприкосновенность каждого гражданина без помощи иностранных гостей. Нужно помнить, что победил нас не германский солдат, а победили наше невежество, темнота и та тяжелая болезнь, которая охватила все войско, и не только войско, но и всю Россию.

Казаки и граждане, нас спасет только общая работа. Пусть каждый станет на свое дело, большое или маленькое, какое бы то ни было, и поведет его с полною и несокрушимою силою, честно и добросовестно. Вы, хозяева своей земли, украшайте ее своею работою и трудами, а Бог благословит труды наши. Бросьте пустые разговоры и приступите к деловой работе. Каждый да найдет свое место и свое дело и примется за него немедленно и будет спокоен, что плодами его трудов никто не посмеет воспользоваться.

А обо мне знайте, что для меня дороже всего честь, слава и процветание Всевеликого войска Донского, выше которого для меня нет ничего. Моя присяга вам, казакам и гражданам, вам, доблестные спасители Родины члены Круга Спасения Дона, служить интересам войска честно и нелицемерно, не зная ни свойства, ни родства, не щадя ни здоровья, ни жизни. Об одном молю Бога, чтобы он помог мне нести тяжелый крест, который вы на меня возложили».

___________________________________________________________________________________________

Использованы цитаты Г.П. Янова из статьи в «Донской летописи», Белград, 1924 год.

Почему Сталин скрывал от народа правду о Великой Отечественной войне


Фото: Георгий Зельма / РИА Новости

75 лет назад завершилась Великая Отечественная, о важнейших событиях которой советским людям рассказывало Советское информбюро (СИБ), созданное на третий день после начала войны. Почему большинство его сообщений составлял и редактировал лично Сталин? Насколько достоверно в сводках Совинформбюро отражались вести с фронта и где проходила грань между информированием населения и официальной пропагандой? Почему работа на зарубежную аудиторию для главного рупора Кремля оказалась малоэффективной, а его фактического начальника после войны расстреляли? Обо всем этом рассказали авторы недавно вышедшей в издательстве «Евразия» книги «Власть, информация, общество: их взаимосвязи в деятельности Советского информбюро в условиях Великой Отечественной войны» — ведущий архивист Центрального государственного архива историко-политических документов Санкт-Петербурга Олеся Баландина и доктор исторических наук, профессор Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена А. Давыдов.

«Лента.ру»: На какие архивно-документальные источники об информационно-пропагандистской политике СССР во время Великой Отечественной войны вы опирались, когда писали книгу?
Александр Давыдов

Александр Давыдов: Наша монография о деятельности Совинформбюро в военные годы составлена на основе изучения огромного количества документов, обнаруженных в фондах многих государственных архивов Петербурга и Москвы, которые мой соавтор — молодой и талантливый научный сотрудник и архивист Олеся Баландина — целенаправленно собирала на протяжении восьми лет. Поэтому у нас и получился такой основательный труд, которым я, не скрою, очень горжусь.


Олеся Баландина

Олеся Баландина: Основной комплекс источников был найден в фондах пяти московских архивохранилищ. Значительная часть документов, относящихся к деятельности советской партийно-государственной верхушки, до сих пор засекречена. Однако многое доступно исследователю в архивных фондах ЦК КПСС, Совинформбюро, секретаря ЦК А.С.Щербакова и других. В фонде Сталина особый интерес представляла принадлежавшая Иосифу Виссарионовичу правка текстов. Это листки бумаги с надписями, сделанными от руки поверх напечатанных на машинке строчек, а также на полях. Особой удачей стало неожиданное обнаружение неизвестного ранее фонда партийной организации Советского информационного бюро.

Кстати, насчет сталинских правок. Из вашей книги я с удивлением узнал, что вождь лично вычитывал и редактировал все сводки Совинформбюро перед их обнародованием. Неужели во время войны ему больше заняться было нечем?

Александр Давыдов: Все сообщения (говоря иначе — сводки) Совинформбюро на каждом этапе Великой Отечественной войны представляли информационно-пропагандистские доминанты. Сталин действительно лично правил эти тексты. В воспоминаниях описано, что маршалы Жуков и Василевский подолгу ожидали в приемной, пока Верховный главнокомандующий закончит редактирование очередной сводки. И дело не просто в том, что вождь придавал большое значение идеологической обработке населения. Сводки представляли собой своего рода канонические тексты.

То есть?

Формулированные в них шаблоны в обязательном порядке тиражировались каждым СМИ. В итоге именно посредством сообщений Совинформбюро Сталин управлял абсолютно всей официальной информацией и пропагандой. При этом сведения и известия альтернативной направленности, кроме слухов, до народа не доходили, поскольку одновременно с созданием Совинформбюро 24 июня 1941 года был опубликован указ о сдаче государству всех радиоприемников.

Ленинградцы на проспекте 25-го Октября слушают по радио сообщение Совинформбюро. Ленинград, 27 июня 1941 года

Ленинградцы на проспекте 25-го Октября слушают по радио сообщение Совинформбюро. Ленинград, 27 июня 1941 годаФото: РИА Новости

Каким товарищ Сталин был редактором?

Работая с обнаруженными в архивном фонде Сталина автографами вождя, мы отыскали собственноручную правку Иосифом Виссарионовичем текстов Совинформбюро. По многим показателям, приведенным в нашей книге, видно: цифры брались с потолка, но все равно они становились для советских газет и журналов истиной в последней инстанции. Данные о немецких потерях вождь чаще всего завышал, однако нередко и занижал.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

00:01 — 28 сентября 2017

«Гитлер с трепетом слушал советское радио»

Зачем Сталин промывал мозги своему народу и молчал о врагах

Задумавшись о том, почему Сталин так произвольно и при этом бессистемно обращался с цифрами, мы пришли к выводу, что данные сводок выступали средством поощрения или порицания генералов. Если военачальник оказывался в фаворе — сводки сообщали о серьезных потерях, нанесенных врагам его войсками; если он попадал в опалу — его лишали боевых достижений. Правда, иногда возникает ощущение, что Сталин изменял цифры в сводках, чтобы просто как-то маркировать свое участие.

Что касается редакторских навыков вождя, то он любил сокращать тексты. Например, часто урезал перечисление захваченных трофеев, которым так увлекались генштабовские составители сводок. Еще Сталин предпочитал усиливать эмоциональную сторону «сибовских» сообщений, добавляя в них такие словосочетания, как «кровь за кровь, смерть за смерть».

Оптимистические сводки

Получается, сводки Совинформбюро были отражением сталинского взгляда на войну?

Не думаю. Вряд ли Сталин и другие советские руководители обманывались относительно повседневной жизни. В нашей книге приведены найденные в фондах архивов документальные материалы, подтверждающие осведомленность вождя о суровой фронтовой реальности.

Но советские информационные материалы (и не только этого времени) — парадоксальное явление. Даже в самые кризисные периоды они сохраняли дистиллированную оптимистичность.С подачи Иосифа Виссарионовича сводки Совинформбюро представляли действительное положение дел в диаметрально противоположном свете

Но здесь далеко не все просто, и речь не идет о примитивном искажении реальности. Нельзя оценивать информацию того времени только с нравственных позиций: правда — ложь, добро — зло, хорошо — плохо.

А как же ее следует оценивать?

Нужно понимать, что на самом деле в Великую Отечественную войну верховная власть оставалась в первую очередь зацикленной на коммунистической идеологии. Сталин и его команда исходили из непреложности догматов об исключительной прогрессивности социалистического общества и реакционности любого другого. Аргументация образцовости советского социума как раз и обусловливала тотальное искажение фактов.

Сталин исходил из принципа исторического оптимизма, потому и сводки сохраняли оптимизм на самых кризисных этапах военной истории. Сомнений, нравственных метаний у фальсификаторов правды не возникало. В результате та война, которая отражалась в сводках, фактически представляла собой симулякр — образ, подменивший реальность и ставший первичнее ее.

Члены колхоза «Путь Ильича» слушают сообщение Совинформбюро о подписании соглашения между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии. Июль 1941 года

Члены колхоза «Путь Ильича» слушают сообщение Совинформбюро о подписании соглашения между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии. Июль 1941 годаФото: back-in-ussr.com

К сожалению, соображения практики сплошь и рядом в расчет не принимались. Например, не полагалось одобрительно отзываться о капиталистическом мире, и потому информация о западной помощи Красной армии преподносилась в самом урезанном виде. В итоге обиженные английские и американские фонды зачастую прекращали сбор средств для Советского Союза. То есть идеология нередко оборачивалась против победы.

Страусиная политика

Сводки Совинформбюро в книге вы назвали атрибутами советский мифологии, в которых «о правде речи быть не могло». В то же время вы оговорились, что «не стоит обвинять официальное информирование в лживости». Но нет ли тут противоречия? Соблюдало ли Совинформбюро необходимый баланс между информированием народа и пропагандой?

Официальная система информирования в полной мере соответствовала канонам советской мифологии и в этом смысле была лживой. Вместе с тем встает вопрос: так ли она была порочна в тех катастрофических обстоятельствах? Ведь никто из большевиков не забывал времена Первой мировой войны, когда в условиях вражеского наступления на отечество российская интеллигенция жестко и порой несправедливо критиковала верховную власть. Эти воспоминания подталкивали организаторов Совинформбюро к проведению единообразной политической линии. Поэтому все сводки и вообще материалы прессы были выдержаны в неизменном оптимистическом тоне, о чем я уже говорил.

Однако недостатков у такой системы было больше, чем достоинств. Разумеется, никто не говорит о необходимости раскрывать все карты перед населением в условиях жестокой войны. Тем не менее держать общественность в курсе основных событий — священная обязанность государства.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

00:03 — 28 января 2019

«Мы никогда не узнаем истинное число жертв»

Почему советская власть пыталась забыть о блокаде Ленинграда

На практике простые люди от власти или ничего не узнавали о павших городах, или узнавали намного позже. Даже находившийся в блокаде Ленинград, как вся страна, мало что знал из газет или от радио об этой блокаде, об угрозах и вызовах, о голоде и холоде. Или другой факт, который приводится в книге, — доверие ленинградцев к оптимистичному настрою официальной информации в первые месяцы войны привело к нежеланию многих из них эвакуироваться, что потом сильно усугубило ужасы блокады.

Теперь что касается лживости. Для большевиков информация считалась важнейшим рычагом организации социалистического общества. Социализм для сталинской команды — не абстракция, а уже существующая в СССР абсолютная реальность. Социализм для нее — это не общество счастливых мещан, а рационально организованный в результате правильного и последовательного управления социум. Такой подход в полной мере воплотился в деятельности Совинформбюро. Если это понять, то все, включая не имевшую соприкосновений с жизнью фальсификацию сведений, встает на свои места. Война для Сталина никак не могла быть поводом к отступлению от идеологем.

Вы указывали, что «на протяжении очень продолжительного периода после 22 июня не происходило адекватной требованиям всенародной отечественной войны перестройки информационной политики». Почему советскую информационную политику вплоть до лета 1942 года вы называете страусиной?

А как иначе ее охарактеризовать? И верховной власти, и народу быстро стало ясно, что страна оказалась в чрезвычайно тяжелой ситуации, однако никакого представления об этом газеты, журналы и радио не давали. Лекторы-пропагандисты в своих выступлениях перед публикой тоже пересказывали сообщения Совинформбюро.Все включились в поощрявшийся сверху процесс баснотворчества

В книге приведены факты, указывающие на самовольное приукрашивание политработниками и без того фантастических сюжетов. Пропагандисты говорили, например, о боевом корабле, продолжавшем вести бой и после того, как немецкие самолеты сбросили на него тысячи бомб.

По воспоминаниям ответственного секретаря Совинформбюро В. Кружкова, Сталин «… не щадил немцев». Именно от него исходила инициатива изображения войны в эпическом контексте. Кружков далее рассказывал: «Если по сводкам посчитать все потерянные противником самолеты, танки, корабли, оружие и людские силы, то ни в Германии, ни в захваченной ею Европе не осталось бы ни людей, ни техники уже к середине войны». Подобная информационно-пропагандистская парадигма должна быть признана противоестественной, если не принять во внимание сформулированные выше идеологемы, во власти которых находились вождь и его команда.

О чем же тогда говорилось в сводках в первые месяцы войны?

В них неизменно проявлялся интернационально-классовый догматизм, совершенно неуместный в условиях отечественной войны. Это выразилось прежде всего в изображении армии врага в виде орды, расколотой на враждебные группы. В 1941 году сводки и пресса приводили материалы, рассказывавшие о том, как гитлеровские офицеры приковывали своих солдат к танкам и пулеметам. В центральной газете даже разместили фотографию цепей для приковывания.

Фото: Леонид Великжанин / ТАСС

В дальнейшем лейтмотивом сообщений Совинформбюро была информация о быстро распространявшихся в германских вооруженных силах (да и в целом во всем рейхе) голоде, социальной розни, массовом недовольстве начальством. Организованного, сильного и опытного врага, с которым красноармейцам приходилось тогда в реальности встречаться на фронте, в сводках и на страницах журналов и газет не было.

Информация, слухи и пропаганда

Как я понял из вашей книги, печально известная московская паника 16 октября 1941 года тоже стала косвенным результатом недоверия к официальной информации в условиях катастрофического положения на фронте.

До перелома в войне (на рубеже 1942-1943 годов) информирование граждан осуществлялось по такому алгоритму: мельком упоминали об «оставленной» местности, потом в нескольких сводках писали исключительно о героических проявлениях и о неисчислимых потерях гитлеровцев, однако следующий указанный в сводке захваченный врагом город неожиданно оказывался расположенным далеко на востоке. Причем немцев, судя по сообщениям Совинформбюро, в 1941 году перебили столько, что объяснить продолжение войны можно было только волшебством.

Вместе с тем и после 1941 года Совинформбюро миллионами «истребляло» неприятеля. Поэтому неудивительно, что введенные в замешательство граждане легко поддавались паническим настроениям. В самые тяжелые дни обороны Москвы в середине октября 1941 года это закономерным образом привело к беспорядкам в городе. В столице тогда уже никто не верил советской власти, все побежали на восток, на улицах было немало пьяных, а магазины громили мародеры.

В начале беседы вы упомянули о слухах как важном феномене массового сознания в годы войны. Как следует из книги, они чаще всего возникали из-за попыток людей самостоятельно толковать сводки Совинформбюро и читать между строк. Когда народ научился правильно понимать их эзопов язык?

Советский народ (по крайней мере, проживавший в городах) учился в течение тридцатых годов смотреть на действительность глазами Сталина и его соратников. Те, кто выражал сомнения в идеологемах — социалистического строительства, авангардной роли компартии, прогрессивности и мощи советского государства и слабости социально-расколотого капиталистического общества, — либо погибали в лагерях, либо становились изгоями и маргиналами.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

00:02 — 17 сентября 2019

«Всеобщий страх и крушение надежд»

Сталин создал новое общество. Оно живет в России до сих пор

Однако с началом Великой Отечественной войны все пошло под откос. Многие люди перестали доверять официальной информации и жили только слухами. Самый распространенный из них был выдержан в духе предвоенных шапкозакидательских настроений: что якобы Сталин и Красная армия намеренно заманивают фашистов вглубь территории страны для последующего разгрома.

Как Кутузов в Отечественную войну 1812 года.

Да, в происходящем советские граждане пытались найти хоть какую-то логику. Но примерно с осени 1941 года в общественном мнении стало преобладать недоверие к содержанию сообщений Совинформбюро.Слухи подпитывали страхи людей, они привыкали читать между строк

Им становилось ясно, например, что замалчивание о событиях на каком-то из важных участков фронта свидетельствовало о произошедшей там катастрофе (в частности, окружении и разгроме наших войск под Харьковом в мае-июне 1942 года). Кстати, имеется очень серьезное исследование о слухах и их роли в изучаемый период. Это книга профессора Владимира Леонидовича Пянкевича «Люди жили слухами».

Реакция народа

Многие ваши коллеги-историки считают, что к началу войны советское общество было крайне неоднородным. Как разные категории граждан СССР воспринимали получаемую от Совинформбюро информацию?

Это довольно сложный вопрос. Социальная структура советского общества относится к числу малоизученных тем. В основном мы можем судить о позиции интеллигенции, поскольку ее представители чаще всего вели дневники или писали мемуары. Думается, на первом этапе войны (до конца 1942 года) большинство интеллигентов совершенно не доверяло Совинформбюро. Доминантой их дневниковых записей выступает обличение, при этом его было так много, что в отношении многих из них можно говорить о компульсивном расстройстве личности.

Вторая — меньшая, но более психологически здоровая часть граждан — попросту абстрагировалась от всяких газет и репродукторов, занимаясь своим делом. Третья часть оставалась в плену интернационалистских иллюзий и с нетерпением ожидала революции в Германии. Что касается завершающих этапов войны (с 1943 года), в это время люди перестали высказывать возмущение сводками. Советские войска успешно наступали, тем самым устраняя вопиющее противоречие между слухами и сообщениями Совинформбюро. И хотя граждане по-прежнему не доверяли официальным сводкам, однако смирились с ними и относились к ним как к неизбежному злу.

Сводка Совинформбюро о наступлении Красной армии во время Сталинградской битвы. Ноябрь 1942 года

Сводка Совинформбюро о наступлении Красной армии во время Сталинградской битвы. Ноябрь 1942 годаВырезка из газеты «Красная звезда»

В самом деле, питать доверие к сводкам было затруднительно, ибо они на всех этапах войны сообщали не о реальных ее коллизиях, а почти исключительно о неслыханном героизме советских людей и о чудовищных потерях фашистов. Каждый раз в сводках приводилось до десятка таких героических эпизодов. Сюжеты были в большинстве случаев однотипны: «самолет протаранил… боец забросал гранатами… строчил пулемет, немцы выскакивали из окон…» По мнению Сталина и его сподвижников, советских людей могли вдохновить исключительно патетические и однотонно повторяющиеся эпизоды.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

00:03 — 9 июля 2019

«Остров стал огромной душегубкой»

Как Сталин разорил миллионы людей и отправил их выживать в Сибирь

Иными словами, разные слои общества реагировали на сводки по-разному?

Понимаете, общество с конца 1920-х годов подверглось радикальной реконструкции, а его прежняя социальная дифференциация была не просто размыта, а стерта. К слову сказать, именно в этом до сих пор кроется одна из ключевых проблем нашей страны.

В сталинское время четкое разделение социума было применимо главным образом к городу и селу. Вопрос о деревенских жителях — большей части населения — в интересующем нас контексте не исследован, поскольку отсутствуют документы. Советская деревня оказалась надолго маргинализована сплошной коллективизацией и налаживанием системы так называемых «обязательных поставок» продовольствия и технических культур.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

00:02 — 7 марта 2018

«Советская власть угробила деревню»

Сталин уничтожил миллионы крестьян России и Украины. Он просто боялся войны

Тяжелый и изнурительный труд в колхозах и на своих участках не создавал условий для приобщения к информации. Сельчане во многом жили слухами. Может быть, это не очень плохо, поскольку не помешало именно им — людям с крестьянской привычкой к лишениям и испытаниям — в развалинах Сталинграда, рассыпавшись на тысячи штурмовых групп и оставшись без генеральского надзора, разгромить фашистскую армаду. Правда, случилось это только к началу 1943 года, когда враг дошел до Волги, проделав путь на восток почти в две Франции.

Антигеббельсовская коалиция

Сейчас, с высоты нескольких десятков лет после Победы, как вы можете оценить эффективность информационной политики советской власти в годы войны, особенно на ее первоначальном этапе? Она помогала сплотить людей или наоборот, лишь мешала?

Что касается городского населения, то о восприятии сообщений Совинформбюро интеллигентами я только что говорил.В целом сталинская информационная политика все-таки тормозила движение к главной цели — достижению единства воли и действий со стороны власти и народа

Конечно, компромисс общества с властью возник, но далеко не сразу и все-таки в первую очередь он стал результатом осознания страшной фашистской угрозы, а не итогом признания правдолюбия верховной власти.

Как Совинформбюро участвовало в информационной войне с геббельсовским Министерством пропаганды нацистской Германии?

Оно и создавалось в том числе в целях противодействия Министерству пропаганды нацистской Германии. Фактический руководитель Совинформбюро (хотя официально он числился заместителем начальника) Соломон Абрамович Лозовский был обеспокоен распространенным на Западе соотнесением его с Геббельсом. Поэтому свои пресс-конференции перед иностранными корреспондентами Лозовский всегда начинал с разоблачений, как он сам говорил, «тысячи и еще одной лжи» своего германского визави. В сводках и на пресс-конференциях постоянно приводились выдержки из немецких изданий, которые использовались как повод для изобличения фашистских фальсификаций.

Заместитель начальника Совинформбюро и заместитель наркома иностранных дел Соломон Лозовский (в центре) на пресс-конференции для иностранных журналистов, аккредитованных в Москве. Июль 1941 года

Заместитель начальника Совинформбюро и заместитель наркома иностранных дел Соломон Лозовский (в центре) на пресс-конференции для иностранных журналистов, аккредитованных в Москве. Июль 1941 годаФото: back-in-ussr.com

Развернутая СИБ контрпропаганда не отличалась разнообразием форм. Совинформбюро разрабатывало материалы, которые транслировались советскими и английскими радиостанциями, работавшими на Германию и оккупированные ею страны. Иногда переведенные на немецкий язык сводки передавались на передовой линии через репродукторы — таким образом предполагалось распропагандировать вермахт.

Было ли на этом фронте контрпропаганды взаимодействие с союзниками по антигитлеровской коалиции?

Такие попытки предпринимались уже на завершающем этапе войны. Тогда для развертывания антифашистской пропаганды на территориях, освобождавшихся союзниками, в Лондоне образовался Комитет координации политической и психологической войны. Представители Совинформбюро приняли участие в нескольких его заседаниях. Однако Сталин, министр иностранных дел Молотов и глава Совинформбюро Щербаков не нашли общего языка с англо-американской стороной относительно выработки общих принципов послевоенного устройства Германии.

Соответственно, не возникло согласия и относительно организации совместной пропагандистской обработки немецкого населения. Существовали разногласия и по поводу требований союзников адекватно расширить их информационное воздействие на СССР, поэтому участие советских представителей в работе лондонского комитета почти сразу прекратилось. Приоритетной установкой советского руководства была нейтрализация любых каналов проникновения западного мира в СССР.

Западный информационный фронт

И в то же время с конца 1942 года Совинформбюро стало больше ориентироваться на работу с зарубежной аудиторией. Почему?

Международный аспект в деятельности Совинформбюро тогда выдвинулся на первый план из-за того, что к этому времени была преодолена информационная изоляция Советского Союза, ставшая к 1941 году результатом сталинской предвоенной внешней политики. К концу 1942 года Совинформбюро сумело наладить многообразные контакты с западными СМИ. Было решено использовать эти наработки для идеологического наступления.

Выделялись серьезные деньги на подготовку Советским информбюро десятков тысяч материалов, а также и на обнародование их перед иностранной аудиторией путем размещения в западных средствах массовой коммуникации. Для продвижения материалов за рубеж использовались возможности посольств, действовали представители и подразделения Совинформбюро за границей. Наудачу направлялись тысячи «статей» (так в Совинформбюро назывались любые материалы) из Москвы в редакции иностранных изданий.

Статья Алексея Толстого «Фашисты ответят за свои злодеяния» в газете «Красная звезда» от 20 августа 1941 года

Статья Алексея Толстого «Фашисты ответят за свои злодеяния» в газете «Красная звезда» от 20 августа 1941 годаВырезка из газеты «Красная звезда»

Актуальными информационными поводами часто становились либо описание страданий жертв войны, либо повествование о героизме Красной армии. Такие две темы не могли не затронуть сердца миллионов людей во всем мире. При этом следовало торопиться: на одном из совещаний особо отмечалось, что после разгрома фашизма станет невозможно апеллировать к освободительной миссии Красной армии.

Совинформбюро поручалось решать благородную задачу формирования положительного образа отечества за рубежом. Коллизия состояла в том, что при этом следовало воспользоваться удачным моментом и создать плацдарм для развертывания пропагандистского наступления социалистического государства в послевоенном мире. Именно идеологический диктат не позволил особенно преуспеть в этом деле.

Почему?

Совинформбюро предписывалось представить советское государство со всеми его атрибутами в исключительно привлекательном виде. Получались «сибовские» статьи-басни, которые зачастую не устраивали избалованных информационным многообразием западных читателей и радиослушателей.В результате западные редакторы и издатели, работавшие в условиях рыночной конкуренции, от основной части московских «статей» отказывались, большинство материалов шло в корзину

В то же время Совинформбюро на бесконечных заседаниях и совещаниях годами вело бессмысленную борьбу за так называемое «качество статей».

Существовала не очень большая группа талантливых «сибовских» авторов, которым верховная власть позволяла публицистические вольности и в отдельных случаях даже освобождала от цензуры. Произведения Ильи Эренбурга, Василия Гроссмана, Михаила Шолохова, Веры Инбер, Константина Симонова и других пользовались на Западе немалой популярностью. Однако большинство статей советских сочинителей оставляло равнодушной зарубежную публику. Скорее всего, верховная власть ожидала от Совинформбюро большего.

Именно поэтому в 1945 году Совинформбюро не удалось стать полноценным ведомством? Что предопределило его дальнейшее скатывание в третьеразрядный орган и кто потом стал его наследником?

В сталинском окружении каждый из сановников лоббировал интересы своего ведомства. Мощное влияние Совинформбюро определялось авторитетом его официального начальника Александра Щербакова — любимца Сталина и секретаря ЦК ВКП(б), координировавшего всю идеологическую работу. Поэтому в начале 1945 года Лозовский носился с проектом превращения Совинформбюро в Министерство информации. Перед организацией открывались новые перспективы, однако 10 мая 1945 года Щербаков неожиданно умер.

Погашенная почтовая марка с портретом диктора Юрия Левитана, посвященная 75-летию Совинформбюро

Погашенная почтовая марка с портретом диктора Юрия Левитана, посвященная 75-летию СовинформбюроФото: Владимир Трефилов / РИА Новости

После этого звезда Совинформбюро и самого Лозовского стремительно закатилась (его вскоре сняли с должности, а в 1952 году расстреляли по сфабрикованному делу Еврейского антифашистского комитета). Центр информационно-пропагандистской деятельности постепенно переместился в Телеграфное агентство Советского Союза (ТАСС). Тем не менее СИБ просуществовало до 1961 года, когда на его базе образовалось Агентство печати «Новости» (АПН).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *