Сибирское
Казачество
30 августа 2020 Просмотров: 214 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд - Пока оценок нет
Размер шрифта: AAAA

30 августа исполняется 150 лет Лавру Георгиевичу Корнилову \ Памяти 135-летия железного Степаныча


Памяти 135-летия железного Степаныча.

Ровно 135 лет назад, 28-го августа 1885-го года родился генерал-лейтенант Николай Степанович Тимановский — один из наиболее прославленных генералов Белого Движения, соратник и близкий друг Сергея Леонидовича Маркова, герой трех войн, командир Марковской дивизии, за бесстрашие и героизм уважительно прозванный «железным Степанычем».

Жизненный путь Николая Степановича оказался коротким. Он прожил всего 34 года, за которые успел стать героем трех войн и оставить после себя легенды о бесстрашном генерале.

Тимановский происходил из крестьянской семьи и впервые на фронте оказался в 19 лет, когда после окончания 6-и классов Второй Санкт-Петербургской гимназии добровольно ушел на русско-японскую войну в качестве вольноопределяющегося 1-го Восточно-Сибирского стрелкового полка.

Молодой доброволец быстро обратил на себя внимание командования и был произведен в унтер-офицеры. В боях под Ляоляном старший унтер-офицер Тимановский особенно отличился и был награжден Георгиевским крестом 4-й степени, а 2-го сентября 1904-го года был произведен в чин зауряд-прапорщика.

Затем последовали новые бои и подвиги, за которые он был награжден Георгиевским крестом 3-й степени. Всего Тимановский был три трижды отмечен Георгиевской наградой.

В феврале 1905-го года под Мукденом разгорелось ожесточенное сражение. В этих событиях принимал участие полк 1-й Восточно-Сибирский стрелковый полк, в котором служил 19-летний Тимановский.

Во время одного из боев он получил тяжелое ранение в позвоночник и практически без шансов на выздоровление оказался в госпитале. По счастливой случайности именно в данный госпиталь приехал Николай Второй, который посетил палату с тяжело раненными и заинтересовался молодым зауряд-прапорщиком. Он подошел к кровати с Тимановским и спросил, что будет делать этот молодой человек после выздоровления. Не думая ни секунды, тот выпалил: «Служить Вашему Величеству!» Такой ответ понравился монарху и он распорядился лечить раненного из своих личных средств, что было нередким явлением.

В декабре 1904-го года Николай Степанович был произведен в прапорщики и уволен в запас, но через некоторое время ко всеобщему удивлению пошел на поправку и даже настоял на возвращении к строевой службе.

Однако небольшая хромота осталась до конца жизни, что в будущем вместе с пенсне добавляло его фигуре особый колорит.

В апреле 1906-го года молодой прапорщик был награжден орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», который стал еще одной наградой за боевые отличия в годы прошедшей войны. Вскоре он был произведен в чин подпоручика и с трепетом пронес по жизненному пути гордое звание русского офицера, сохранил честь до последнего вздоха, сделанного в последний день рокового 1919-го года.

Впрочем, говоря о боевых заслугах, не в коем случае не стоит обходить стороной блестящий талант Николая Степановича, который был настоящий самородок.

Только в 1908-м году уже в чине подпоручика, который также был ему присвоен за проявленный героизм на русско-японской войне, Тимановский приступил к получению своего первого и последнего военного образования. Он был прикомандирован к Одесскому пехотному училищу, прослушал курс и сдал экзамены по 1-му разряду.

В 1907-м и в 1913-м годах он был награжден орденами за успешную воинскую службу в мирное время — орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом и орденом Святой Анны 3-й степени, а также дослужился до чина капитана.

В 1914-м году грянула Великая Война и молодой ветеран вновь оказался в центре кровопролития. Он сражался в рядах легендарной Железной дивизии генерала Деникина, где познакомился с будущим Главнокомандующим ВСЮР генералом Деникиным и одним из вождей Белого Движения генералом Марковым, который стал его близким другом.

Тимановский отличился в первый же месяц войны. 26-27-го августа разгорелось настоящее сражение и вечером второго дня Николай Степанович был дважды ранен. За проявленную доблесть он был представлен ордену Святого Георгия 4-й степени, который получил на следующий год.В течении 1915-го года Николай Степанович был трижды награжден. Вначале за бесстрашие и умелое командование 13-го января 1915-го года он был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени — высшей военной наградой Российской Империи, затем 11-го февраля 1915-го года был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени с мечем и бантом, а уже 10-го ноября все того же года был награжден Георгиевским оружием. Таким образом к солдатским Георгиевским крестам прибавились еще две офицерские Георгиевским награды, получилась весьма редка подборка.

Зимой 1917-го года 31-летний Тимановский был произведен в полковники и назначен командиром Георгиевского батальона, только что сформированного из георгиевских кавалеров.

Именно ему в роковые дни всеобщей измены государь доверил наведение порядка в революционной столице, но изменники обманом остановили и вернули батальон в Ставку, где Тимановский узнал о свержении Николая Второго.

Кто знает, как бы повернулся ход событий, если бы государь послушал генерала Алексеева, не отослал бы единственный надежный батальон и не выехал бы из Ставки, но как известно, история не терпит сослагательного наклонения.

И все же, не правильно говорить, что в феврале 1917-го года не нашлось не одного надежного батальона, он был и командовал им полковник Тимановский, который не смирился с гибелью России и позже продолжил свою борьбу.

В отличии от многих куда более опытных офицеров Николай Степанович изначально понимал, что грозит стране и, чем все закончится.

Летом 1917-го года он поддержал Корнилова и был арестован, в результате чего провел несколько месяцев в тюрьме Быхова.

В ноябре 1917-го года последним приказом генерала Духонина все быховские узники были освобождены. Тимановский пробрался на Дон и уже в декабре вступил в Добровольческую армию, где был назначен командиром одной из первых офицерских рот Белого Движения.

12-го февраля 1918-го года Тимановский стал помощником командира Офицерского полка, во главе которого стоял его старый друг Марков.

О личной дружбе первопоходников и высоком состоянии духа говорит и то, что Тимановский вместе с Марковым был свидетелем на венчании Деникина, которое состоялось в Новочеркасске, 7-го января 1918-го года.

Тем временем Добровольческая армия, представляющая из себя горсть добровольцев, оказалась в тяжелом положении. Большевики были повсюду, а поредевшие добровольческие части с трудом удерживали подступы к Ростову и Таганрогу.

В середине февраля было решено уходить на Кубань, но после убийства атамана Каледина новый Войсковой атаман Назаров уговорил Корнилова задержаться и дать казакам шанс одуматься, но все оказало тщетно.В ночь на 23-е февраля небольшая армия, которая по численности напоминала скорее полк, выступила в Кубанский поход, вошедший в историю под названием Ледяного. Во время похода полковник Тимановский занимал должность начальника штаба 1-й пехотной бригады генерала Маркова, а в конце мая возглавил 1-й Офицерский полк, переименованный после смерти Сергея Леонидовича в 1-й Офицерский пехотный генерала Маркова полка.Заменить генерала Маркова не мог никто, но Тимановский стал тем человеком,который не дал надежде умереть. Его доблесть была примером для всех, не зря у подчиненных была уверенность в его непобедимости, где «железный Степаныч» — там победа.

В октябре 1918-го года, за успешные действия во время успешной ликвидации большевицких формирований на Кубани и в Закавказье Николай Степанович был произведен в генерал-майоры. Его назначили командиром 1-й пехотной бригады, в которую входили так называемые «цветные» полки, состоявшие из лучших добровольцев.

Однако практически одновременно 11-го октября 1918-го года в кровопролитных боях за Ставрополь новоиспеченный генерал был ранен.

Едва оправившись от ранения, Тимановский вновь оказался на фронте, а в начале 1919-го года возглавил отряд в Одессе.

В Одессу Тимановский прибыл по личному приказу Деникина. Здесь он фактически организовал фронт, так как надежды на союзников не было никакой. Англичане и французы воевать не хотели, охотно поддавались большевицкой агитации и явно играли в свою игру. Они даже запретили формировать Белые части, но не смотря на это, в марте 1919-го года Тимановский создал из добровольцев 6-тысячную бригаду, с которой успешно оборонял все черноморское побережье от превосходящих сил врага.

Во второй половине марта ситуация на фронте ухудшилась и Тимановский был вынужден эвакуировать свою бригаду с Одесского направления. При этом союзники не только отказались ему в этом помочь, но и даже попытались разоружить добровольцев.

В ответ на агрессию французов генерал пригрозил открыть огонь и двинулся в обход через румынскую Бессарабию. С гневом Тимановский писал бригадному генералу Д’Ансельму: «Я никогда не мог предполагать тех незаслуженных оскорблений и унижений, которые выпали на меня и на подчиненные мне части. Неужели только за то, что Добровольческая армия одна осталась верной союзникам?…»

В те дни генерал Тимановский проявил себя не только в качестве блестящего командира, но и жесткого политика, который добился своего и спас добровольческую бригаду, после чего отбыл в распоряжение Деникина.

Второго июня он возглавил лучшую дивизию Вооруженных сил Юга России — 1-ю пехотную дивизию, состоящую из цветных частей. Именно в этой должности генерал Тимановский принял участие в знаменитом походе на Москву.

Под умелым командованием Николая Степановича 1-я пехотная дивизия дошла до Курска. Взятие этого города стало одной и лучших боевых операций за всю историю Белого Движения.

Главари большевиков лично объявили Курск «крепостью революции», все коммунисты были переведены на казарменное положение, к городу стянули дополнительные силы, а вокруг него возвели непреодолимые, как казалось красным, укрепления.

Перед штурмом расположение 1-й пехотной дивизии посетил генерал Кутепов. Он пришел в ужас от одной мысли, что генерал Тимановский хочет такими малыми силами начать штурм укреплений.

У марковцев и корниловцев не было танков и тяжелой артиллерии, атаковать в таких условиях представлялось самоубийством.

Тимановский не послушался и стремительно атаковал. Он прекрасно понимал специфику Гражданской войны и еще в мае 1919-го года составил докладную записку, в которой были изложены принципы ведения борьбы в условиях многократного численного преимущества противника.

В ней говорилось:»Наступательные действия заставляют противника делать то, что мы хотим, а не наоборот. В имеющихся условиях бить противника можно только наступлением, а иначе будем раздавлены числом. Дерзость наступления дает моральное превосходство над большевиками, сводящее к нулю их всегдашнее численное превосходство

Результат внезапной атаки дивизии Тимановского был ошеломляющий, красные в ужасе бежали, бросая окопы.

Позже марковцы вспоминали, что их была всего лишь горсть в море красноармейцев, которые брели в тыл, некоторые вступали добровольцами в ряды белых, а другие попросту расходились по домам. Противник был полностью деморализован и казалось, что победа от белых никуда уже не уйдет.

В Курске 1-я дивизия была разделена на Корниловскую и Марковскую, а сам Тимановский стал командиром Марковской дивизии, а командование Корниловской дивизией принял 25-летний полковник Скоблин.

Как оказалось, новое назначение стало для еще совсем молодого генерала последним. Он отдал борьбе все силы и здоровье. Его подвиги были по достоинству оценены не только Деникиным, который произвел Тимановского в генерал-лейтенанты, но и англичанами, наградившими его Военным крестом.

Однако человеческие возможности не безграничны, в конце осени его свалил тиф.

На тот момент положение на фронте стало угрожающим. Боеприпасы закончились, союзники помогать белым не хотели, а браться подкрепления было попросту неоткуда.

В такой ситуации Тимановский долго отказывал покидать дивизию, вместо лазарета он оставался среди своих марковцев, а лекарство заменял спиртом и снегом.

К сожалению, здоровье 34-летнего генерала не выдержало, в последний день 1919-го года он тихо и без метаний отошел к Господу.

Вместе с Николем Степановичем Белое Движение лишилось еще одного своего символа.

Похоронили молодого героя в усыпальнице Екатерининского собора Екатеринодара, который после прихода большевиков был осквернен. В наши дни собор восстановили и сделали киоты памяти верных воинов России, погребенных в его стенах.

С тех пор прошло уже сто лет, но память об этом удивительном человеке и бесстрашном генерале живет в сердцах людей, не смотря на попытки ее искоренить. Я уверен, что придет тот час, когда имя Тимановского будут носить улицы городов свободной России, а его памятники будут украшать площади, освобожденные от истуканов безумных большевицких кровопийц.

Царствие небесное и вечная память Николаю Степановичу Тимановскому, нашему железному Степанычу…

Он навечно жив в наших сердцах!В это воскресение, в рамках моего культурно-исторического проекта «Забытая Россия» состоится вечер памяти 150-летия генерала Корнилова, в ходе которого я также расскажу о Николае Степановиче Тимановском.

Адрес проведения мероприятия вы можете узнать у меня в личном сообщении.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *