Сибирское
Казачество
31 марта 2018 Просмотров: 61 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд - Пока оценок нет
Размер шрифта: AAAA

Хозяйка казачьей лавки Елена Корнилова из Владивостока: какую одежду носят казаки и где ее шьют

Михаил Митрофанов: В гостях у «Эха Москвы в Благовещенске» хозяйка казачьей лавки и ателье «Аксинья» Елена Корнилова из Владивостока. Елена Юрьевна, здравствуйте!

Елена Корнилова: Здравствуйте!

М.М.: Как вы попали в Благовещенск? Вы здесь впервые?

Е.К.: В Благовещенске я не впервые. Я была по молодости лет, когда училась и в стройотряде ездила проводником, это были 70-80-е годы.

М.М.: В плацкартном вагоне?

Е.К.: Да. Народ более общительный, чем в купе.

М.М.: Вы были в Благовещенске довольно давно.

Е.К.: Да, но недавно был фестиваль, меня приглашали казаки. Я показывала нашу казачью культуру, привозила одежду. Очень трудно по всей России и по всему миру обеспечивать казаков их национальной одеждой, их форменным обмундированием. Лавок в России не так уж много, мы работаем уже шестой год.

М.М.: Вы говорите лавок не так много, а сколько их на Дальнем Востоке?

Е.К.: На Дальнем Востоке я одна. Наша лавка официальная и правильно одевает казаков.

М.М.: Есть еще лавки, которые неофициальные и неправильно одевают?

Е.К.: Люди же ищут, где подешевле, где-то не могут найти лучше, кому-то отдают пошить на группу людей, а потом смотришь и ужасаешься. Им на картинке показывают, какая должна быть форма, а как это сшить, никто не знает. Есть такие люди, которые дали мужскую рубашку и просят из нее сшить гимнастерку. Ее шьют, но внешне она больше похожа на рубашку армейского типа. Не всегда это правильно и точно сделано. Шить форму должны мастера, каждый должен делать то, что он делает профессионально.

М.М.: Кто определяет – мастер человек или нет? Есть какой-то стандарт? Или есть специальная комиссия, которая выдает лицензию?

Е.К.: В быту я всегда обшивала себя и свою семью сама.

М.М.: Обшивали в казачьих традициях?

Е.К.: Первую парочку я одела и сшила в 75 году.

М.М.: А как это было? Вы проснулись и решили, а давай-ка я что-нибудь сошью? Вас кто-то научил?

Е.К.: Я этническая казачка. Моя мама родилась и жила в Ростовской области, после войны и после концлагерей, которые она прошла, они попали в Казахстан, там она встретила моего папу.

М.М.: Их сослали туда?

Е.К.: Их освободили, а потом они проходили проверку. Эпоха тогда была: если попал в концлагерь, то не очень чистый человек. Моя мама окончила пожарный техникум, как инженер-профилактик она попала в тот район, где добывают уголь. Впоследствии это сказалось, и я стала тоже наследным пожарным. Я не тушила пожары, я была заместителем начальника отряда по снабжению. Племянник был водителем пожарной машины.

М.М.: В Благовещенск вы приехали на казачью конференцию?

Е.К.: Да.

М.М.: И вы здесь организовываете выставку?

Е.К.: Здесь будет проходить выставка на казачью тематику. Сказать, что мы возрождаем казачество, уже поздно – невозможно все время возрождать казачество. Казачество родилось, восстановилось, теперь главное – утвердиться, чтобы все было массово, потому что казаков по России и по миру много.

М.М.: Они неправильно одеваются? Или они разобщены?

Е.К.: Территориально у нас 12 казачьих войск в России. У каждого есть своя форма: реестровая, бытовая общественная и одежда для повседневной носки. Основная казачья лавка у нас в Москве, но она тоже не может обеспечить всех казаков.

Алексей Воскобойников: Спрос высокий?

Е.К.: Достаточно высокий. Не хочется себя хвалить, но мы пытаемся одеть казаков Дальнего Востока согласно тем старым традициям, которые были раньше. У нас в чем сложность? Сюда пришли казаки всех регионов: Дон, Кубань, Сибирь, Забайкалье, Амурская область. У нас на Дальнем Востоке представители практически всех войск.

М.М.: Если все тогда смешалось, то сейчас что? Эклектика какая-то в одежде, во всей атрибутике? Во что вы одеваете, если говорите, что все разное?

Е.К.: У нас в казачьих структурах много различных подразделений. У нас есть СКВРиЗ (Союз казаков-воинов России и зарубежья), есть атаман Водолацкий, есть атаман казачьих войск Ратиев, есть Союз казаков России, есть реестровые и много еще различных структур. А есть казаки, которые казаки по жизни, и им не нужна никакая другая структура. Они живут своей жизнью, они могут пойти на праздники, на которые могут пойти казаки, они одеваются в свою национальную одежду. Если у нас надо встать в строй, то у нас встанут все в гимнастерках или в бекешах. Встанут все одинаково красиво, потому что мы встречаем и верховных лиц, духовных лиц, и владыки к нам приезжают. Крестных ходов без казаков не бывает, мы несем церковную утварь, все наши регалии и надеваем форму той войсковой структуры, к которой мы приписаны. Но если у меня праздник, я имею право надеть одежду той территориальности, которая у меня по роду-племени.

М.М.: Есть одежда, различающаяся по войску, к которому вы приписаны, а есть – по внутренним ощущениям и традициям?

Е.К.: По роду-племени донской или кубанский, он имеет право ношения черкески с красными лампасами.

М.М.: Вы это все знаете?

Е.К.: В идеале очень трудно все знать, но я стараюсь почти все знать.

М.М.: Как все происходит? К вам обращаются и говорят, мы хотим что-то конкретное или посоветуйте нам и научите, во что одеваться?

Е.К.: Первый вопрос: приписаны ли вы к какому-либо обществу? Если человек говорит, что приписан (иногда человек затрудняется точно сказать структуру), то может назвать атамана и сотоварищей, но, как называется эта структура, не может. Если я знаю атамана, то я уже понимаю, какую ему нужно форму.

М.М.: Если о территориальности:например, я из Амурской области и живу в Райчихинске?

Е.К.: Я спрашиваю, вы реестровые или общинные? Если реестровый, то есть варианты: юдашкинская форма – пиджаки с карманами и с рубашками.

М.М.: В честь Валентина Юдашкина?

Е.К.: Это его работы. Это современность, казаки вынуждены надевать, как реестровую форму одежды, но мы мало кто любит.

М.М.: Вынуждены?

Е.К.: Потому что, если не вступишь в реестр, то многое тебе будет отказано.

А.В.: Есть еще один внешний вид – это сценический образ казака. Может быть, это профанация с точки зрения модельера то, что мы на сцене видим? Коллективы художественной самодеятельности, чтобы было удобно для танцев?

Е.К.: В прошлый мой приезд мы были на концерте, посвященном казакам, и у вас 50 на 50 это было идеально правильно, потому что сама казачья одежда подразумевает танцы, исполнение песен. Для удобства форма была исторически правильная, но для танца, есть маленькие нюансы. Я сама профессионально танцевала, я народник, может быть маленькое изменение во благо удобству. Но иногда руководители, которые начинают шить какие-то костюмы, например, у девочки платье будет зелено-оранжевое, и, значит, мальчику нужно сшить зеленое с оранжевым. У него получаются не желтые лампасы, а оранжевые, рубашка зеленая.

М.М.: А это неправильно?

Е.К.: Неправильно. Если делать форму, то ее нужно делать правильно, согласно твоему региону. Если ты показываешь танец кубанских казаков, то там должна быть черкеска, шаровары, кубанка. Если мы хотим показать, что мы амурские казаки песнями и танцами, то форма должна быть именно амурских казаков.

М.М.: Дорого стоит комплект казачьей формы для мужчины?

Е.К.: Смотря какой сезон. Первое, что надевает казак – это гимнастерка, штаны, сапоги, папаха и амуниция, все это стоит примерно 15 тысяч рублей.

А.В.: Папаха самая дорогая?

Е.К.: Сапоги.

М.М.: Все натуральное? Материал откуда берете?

Е.К.: Да. На Западе достаточно много фабрик. Самые хорошие шашки производят в Златоусте.

М.М.: А кожа и сапоги?

Е.К.: Сапоги для удобства всегда были хромовые.

М.М.: Вы сами их делаете?

Е.К.: У нас есть западные мастера. Я им звоню. Если нога нестандартная, мы ее обмеряем и заказываем. Через 3 дня в Благовещенск придет посылка с казачьими сапогами, которые сюда заказали. Дальше одевается бекеша или полушубок.

М.М.: Бекеша – это?

Е.К.: Полушубок определенного фасона. Если мы посмотрим «Тихий Дон», то Гришка Мелехов во время войны ходил в бекеше. Раньше часто использовали дубление, полушубки, сейчас это делается из шинельного сукна.

А.В.: Вы занимаетесь современной одеждой?

Е.К.: Обязательно.

А.В.: Я расскажу нашим радиослушателям. Елена Юрьевна пришла в толстовке, на ней изображены лихие всадники и написано: «Слава богу, мы казаки!». Это у вас делается?

Е.К.: Печатать такую вещь отдельно дороговато. На Западе есть оптовые компании, которые печатают для казаков. На футболках печать делается нашими, мы делаем печать Уссурийского казачьего войска, тексты придумываем и делаем сами. Если эксклюзивно, то делаем мы. Если это стандартно для многих регионов, то это делают московские регионы.

М.М.: Вы упомянули фильм «Тихий Дон», вы смотрели современную экранизацию? Скажите, а у вас много вопросов к художнику по костюмам?

Е.К.: По костюмам вопросов мало. Ну, знаете, как: «Ну не верю». Когда снимали старый фильм, они жили в станицах, они видели, как живут там, понимали, как надо говорить. Гутару нашему по-казачьи они учились среди народа. А здесь артистам сказали говорить такой текст, он его учит, и, когда этот текст читается, но не по-казачьи читается. Они пытаются, что-то сказать, но у них не получается.

Е.К.: Конкретно «Тихий Дон» для вас особая тема, и ателье не случайно называется «Аксинья»?

Е.К.: Не случайно. Аксинья – это имя первой казачки, которая вышла на всемирный экран. Я по роду-племени своему донская казачка. У меня было желание назвать «Гамазея», но это не всем понятно. Компаний «Аксинья» очень мало на рынке. Самая известная – это фабрика, которая производит сувенирную продукцию.

А.В.: «А» очень легко в каталогах искать.

М.М.: Я напомню нашим радиослушателям, что речь идет об экранизации фильма 1957- 1958 годов, где Аксинью играла Элина Быстрицкая.

Е.К.: Которая до сих пор казачка, все чины и подарки ей.

М.М.: Григория Мелехова играл Петр Глебов.

А.В.: Еще был один культовый фильм «Кубанские казаки», насколько аутентичны там были костюмы?

Е.К.: Там – в идеале, но единственное, когда фильм сейчас начали разукрашивать, то цветовая гамма… Я не знаю, кто консультировал, может быть, они решили, что надо так. Оказалось, что у некоторых кубанских казаков верх у кубанки был зеленого цвета, а должен быть красного цвета.

М.М.: Это самое главное замечание?

Е.К.: Да. По одежде по форме все правильно и идеально. Иногда просматриваю, какие нюансы, как рукавчик правильно сидит, какие оборочки. То, что мы любим и можем себе позволить, не всегда совпадает с тем, и поэтому стараешься что-то добавить или убрать. На сегодняшний день стилизованные костюмы, которые я ношу и мы шьем людям для постоянной носки, они не всегда похожи на ту парочку, которая с басочкой и юбки в рюшечках. Есть много интересных моделей, которые мы с удовольствием шьем.

М.М.: В фильме «Свинарка и пастух» тоже присутствуют казаки?

Е.К.: Да. В то время казаки не могли полностью головы поднять.

А.В.: В загоне немножко были?

Е.К.: Да.

М.М.: С одной стороны, кино про них снимали, но, с другой стороны, не особо показывали их как военных.

Е.К.: Их показывали, как жителей этого региона.

М.М.: Казаки – это национальность?

Е.К.: Это народ.

М.М.: Это образ жизни? Социум?

Е.К.: Как может быть дворянин и купец? Это сословие. То есть купец – казаком не может быть, два сословия невозможно смешать.

М.М.: Это не сословие. С другой стороны, казак может быть русским и украинцем?

Е.К.: Он может проживать на Кавказе, на Украине, в Молдавии, но нация, которая подразумевает свою речь, национальную одежду, у них свой специфический дух воина. Если сейчас скажут, что где-то беда, казаки в первую очередь пойдут. Когда начались действия Луганск – Донецк, даже дальневосточники участвовали в этих действиях, они защищали интересы народа, казаков – в первую очередь.

А.В.: Во время переписи населения казак пишет, что он казак?

Е.К.: Официально мы пишем. Есть вкладыш, и на них многие писали, что они казаки. Я писала – я казачка. Казачий род ведется от отца, у меня папа –не казак, у меня казачка – мама.

М.М.: Как получилось, что папа – не казак? Это не осуждалось? Это нормально?

Е.К.: Не осуждалось. Это была эпоха 50-х годов, когда не сильно говорили казак, казачка. Они жили в Караганде, 43 год, у папы немецкая фамилия, их высылали всех подальше, но встретились и создали семью. Я в 19 лет во Владивостоке встретила парня с чубом, который говорил: «Ох, как я жалкую, шо я тебя не там повстречал». Я говорю: «И о чем?». Он говорит: «Ты ж бы вышла за меня там, а тут же не поедешь». Я говорю: «Как? Не поеду. Поеду». И я поехала на Дон.

М.М.: Как снова оказались во Владивостоке?

Е.К.: Я не вписалась в казачью семью. Я, будучи замужем за казаком, уже имела статус казачки. И мои дети, и внуки –они уже казачата.

М.М.: Скажите, где можно увидеть выставку?

Е.К.: В Амурском областном доме народного творчества. Мы занимаем большую территорию, чтобы показать одежду, сувенирную продукцию, которую производят казаки всех регионов России.

М.М.: Там можно посмотреть и что-то приобрести?

Е.К.: У нас продукция казаков Великого Новгорода, Крымского казачьего региона, сибирского региона и наши изделия. 30 марта в 12 часов в Центральной библиотеке будет конференция, и там тоже будет экспозиция. Участники и ведущие праздника будут одеты в одежду произведенную нами.

М.М.: Желающие могут прийти, вход свободный. Спасибо большое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *