Сибирское
Казачество
25 ноября 2018 Просмотров: 19 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд - Пока оценок нет
Размер шрифта: AAAA

Бокал донского вина

У донского виноделия были периоды расцвета и упадка. Виноградники не раз гибли в годы войны и необдуманных реформ. Но вновь трудолюбивые руки сажали в землю черенки и поднимались молодые лозы.

Климат Ростовской области не совсем благоприятен для виноградарства. Но холод и степной ветер делают вкус местного вина особенным — насыщенным и терпким. Донская непогода закаляет виноградники, убивая вредные бактерии, убирая гниль и плесень с лозы. Благодаря этому, уход за насаждениями требует меньше химии. Но на зиму большую часть их приходится укрывать от мороза.

На Дону сохранились старинные сорта, столетия назад привезённые из казачьих походов. Они получили названия от фамилий владельцев, наименований хуторов или за свои качества: красностоп золотовский, цимлянский чёрный, сибирьковый. Есть любопытная гипотеза о том, что донской виноград старше французского, чьим сортам 300-500 лет. Возможно, распространение винограда шло с Северного Кавказа через территорию России в центральную Европу.
В наши дни сортимент донского винограда пополняется саженцами, купленными за границей, но немало предприятий делают ставку на автохтонные сорта. Виноделие в Ростовской области — отрасль, динамично развивающаяся, несмотря на трудности. Вино здесь производят 7 крупных предприятий и десятки фермерских хозяйств. Существует кластер «Долина Дона», объединяющий не только виноделов, но и производителей бочек, магазины, туристическую компанию, институт виноградарства им.Потапенко и ростовское отделение Внешторгбанка. В Ростовской области сейчас работают 7 фирменных магазинов «Долины Дона». В планах сети — открыть несколько магазинов в Ростове.
Молодые специалисты необходимы виноделию не меньше опытных мастеров. В Ростовской области подготовкой начинающих виноделов занимаются колледж хутора Пухляковский и Донской государственный технический университет.
До недавних пор главным камнем преткновения для местных виноделов служила цена лицензии — 800 тыс. рублей, неподъёмная сумма для малого бизнеса.
Но более двух лет назад приняли закон, в соответствии с которым вина защищённого географического указания (произведённые в России из российского винограда, внесённого в российский реестр) могут получить лицензию за 65 тыс. рублей. Это даёт возможность мелким производителям официально выпускать до 66 тыс. бутылок в год без использования ЕГАИС (Единая автоматизированная информационная гос.система). Для тех, кто претендует на большие объёмы, установка ЕГАИС неизбежна.
Другим позитивным фактором для южных виноделов стало снижение акциза на вина с защищённым географическим указанием в два раза.
И особый плюс в том, что предприниматели получают частичное возмещение затрат на посадку и выращивание винограда.
Но законодательство всё ещё несправедливо к небольшим винодельческим хозяйствам, которых на Юге России большинство. Особые нарекания вызывает то, что один и тот же закон регулирует производство вина, водки, пива. Это разные напитки, для которых нужны отдельные отраслевые законы. Кроме того, многие предметы, техника, необходимая для виноградников и виноделен, дорого стоят в России, что отмечают даже иностранцы.
Мешает виноделам и такой аспект, как критическое отношение российских потребителей к российскому же вину, поскольку в последнее время появилась масса некачественных напитков. Как разделить подлинное вино и подделку, и как научить массового потребителя отличать их? На это могут уйти годы!
Южных виноделов волнует репутация регионального бренда. Как известно, выбирая вино, особое внимание знатоки уделяют месту производства. Есть во Франции город Бордо, мировая столица виноделия. Все знают, что здесь производят прекрасные вина. Никто не усомнится в качестве вина, на этикетке которого указано, что его доставили из Бордо или из такого региона, как Бургундия. Есть ли подобная слава у донских вин? Нет. Покупатель приобретает российское вино на свой страх и риск — район производства ни о чём не говорит и ничего не гарантирует.
Наши земляки-виноделы надеются, что названия их предприятий на этикетке, слова «произведено в Ростовской области» и «сделано на Дону» станут знаковыми для ценителей хорошего вина. Будут ассоциироваться с высоким качеством.
Наименование по происхождению — одно для субъекта Федерации. Но в таком случае для донских вин должны быть утверждены определённые стандарты качества. Иначе под брендом региона будут выступать не только достойные, но и недобросовестные производители, нанося ущерб его винодельческой репутации.
Слава европейских вин формировалась века, можно ли форсировать подобный процесс на Дону? Да. Это подтверждает опять же европейский пример. Ещё 20 лет назад один из районов Каталонии — Приорат был малоинтересен как винодельческий. Но старания местных виноделов вкупе с поддержкой властей вывели Приорат на вершины винного рейтинга. Сегодня считается, что каждый человек в своей жизни должен попробовать хотя бы один бокал вина из Приората. А если бы в этой фразе было «один бокал донского вина…»? Звучит непривычно, но к этому стоит стремиться.
Я уверена, что на юге России порой делают вина, равные лучшим образцам европейских. Но не сформировали такой культ местного вина, как во Франции, Италии, Испании. Не создали достойный имидж. Это ведь характерно для россиян — не ценить свои достижения, видеть эталон всего и вся за рубежом. А нужно поддерживать своё, своих. Бывало, русское вино на парижских конкурсах 19 века побеждало настоящие шампанские вина.
Российской прессе стоит уделять внимание лучшим образцам отечественной продукции.
Что такое, к примеру, сакэ? Ничего особенного этот напиток из себя не представляет, но для него создан романтический ореол, он ассоцируется с загадочной Японией, с эпохой самураев. Если бы исчез этот ореол, что бы осталось от сакэ? Вину из Ростовской области тоже можно создать романтический имидж: лихие казаки привезли из походов лозу, взрастили в краю, где любят волю и не страшатся войны…
Виноделие — отличный катализатор развития туризма. На винный туризм во Франции приходится 30% прибыли от туристической отрасли, хотя там достаточно иных достопримечтельностей. Любопытные примеры винного туризма демонстрируют и другие страны Запада. По долине Наппа в Калифорнии ходит «винный поезд». А по долине Рейна в Германии проложена «винная дорога» в 85 км и велодорожка в 95 км. Вдоль таких маршрутов расположены многочисленные отели, рестораны, винодельни.
В Ростовской области на ниве винного туризма сотрудничают несколько известных хозяйств. «Эльбузд», «Вилла Звезда», «Усадьба Саркел» и «Вина Бани». Они предлагают 3-4-х дневные туры с экскурсиями, дегустациями, погружением в казачий быт.
В России необходимо развивать культуру винопития. Кстати, в Ростовской области, где многие делают домашнее вино, уровень алкоголизма ниже, чем в других регионах, где предпочитают водку. Нужно сделать употребление хорошего вина — престижным, в отличие от других напитков. Ведь это один из символов национальной культуры, наряду с литературой, музыкой. Но в России таким символом сделали водку — о ней пишут стихи, от неё гибнут… В России виноградари сейчас занимают 1% от общего рынка, пишет «КП.Ростов».
В Ростовской области по мере сил развивают популярность вина. Здесь проходит немало любимых народом праздников, посвящённых виноделию: «Донская лоза», «Цимлянская лоза», «Донская винная ярмарка», «Солнце в бокале». Региональные и муниципальные власти помогают как могут — продвигают винодельческую продукцию за границей, патронируют винодельческие конкурсы и массовые фестивали вина.
Увы, некоторые специалисты считают: вина Дона скорее будут доступны обеспеченным людям, чем широким массам. Поскольку растить качественный виноград здесь трудно из-за климата, цен на землю и по ряду других причин. А себестоимость винограда составляет 40% стоимости вина. В России вообще виноград дороже, чем, например, в Испании. Да и процесс производства усложняется пропорционально амбициям. Донские виноделы, добиваясь премиум-качества продукции, становятся придирчивей ко всем аспектам. Оказывается, даже бочки, в которых выдерживается вино, должны быть особыми. Важна порода дуба, важен возраст дерева — примерно 200 лет, важен срок, проведённый древесиной на открытом воздухе — не менее двух лет. Стоимость таких бочек исчисляется в тысячах евро, а служат они 4 года.
Экспорт продукции — мерило её качества, по мнению многих. Донские вина начинают завоёвывать Старый Свет. Например, в марте 2017 года продукция компании «Эльбузад» получила высокую оценку на выставке во Франции(Бордо). Начинает экспорт своих вин в Швецию, Францию, Германию.
Для «Винодельни Ведерников» основной торговый партнёр — Германия, небольшие партии товара компания отправляет в Китай, Израиль, Финляндию, США.
В апреле несколько донских компаний представляли свою продукцию в Италии (Верона), где имело успех цимлянское шампанское и вина из автохтонного винограда. Но для донского вина путь за рубеж только начинается.
Однако не менее важно зарекомендовать себя на родине. Например, цимлянская «Усадьба Саркел» сделала имя на Юге России. Особенно ценителям полюбились вина «Хазар» и «Шёлк».
Минсельхозпрод Ростовской области задумался о расширении площади виноградников. По мнению специалистов, их следует увеличить до 20 тыс.га, что обойдётся примерно в 27 млрд. рублей. На сегодняшний день на Дону около 5 тыс. га виноградников, из них плодоносящих 3,1 тыс. га. Одним из плюсов развития виноделия на Дону станет появление новых рабочих мест, ведь виноград собирают вручную.
Для успешного развития отрасли необходимы финансовые вливания. Кто и сколько инвестирует в винодельни?
Банки выдают кредиты виноделам на общих условиях под высокие процентные ставки. Государство не инвестирует, но предлагает субсидии на посадку молодых виноградников и раскорчёвку старых. Так «Винодельня Ведерников» сообщает, что получила для этой цели несколько миллионов рублей из бюджета. Одна из госпрограмм предлагает субсидии 400 тыс. рублей на гектар. Но в Болгарии госсубсидии составляют 31-32 тыс. евро на такую же площадь, в рублёвом эквиваленте это почти два миллиона. Поэтому российские виноделы порой говорят, что им дешевле покупать сырьё за рубежом. Но, к счастью, продолжают сажать свои сады.
Семейный кооператив «Кантина» известен своими десертными и сухими винами. Виноградники и основное производство этой перспективной компании расположены в Азове Ростовской области, а также в Анапе Краснодарского края. В прошлом году руководитель компании Алексей Михайлович Скляров с внуком Никитой начали возрождать в окрестностях Азова Государевы виноградные сады, которые задумал Пётр Первый. Сады были когда-то созданы, но к нашему времени исчезли. «Кантина» восстановит историческую справедливость.
Я поинтересовалась у Алексея Михайловича перспективами виноделия на Дону. Он позвонил мне, возвращаясь из поездки в Европу, где был по делам компании — общался с виноделами Эльзаса и Лотарингии, с руководителями Торгово-промышленной палаты Вероны, побывал в итальянском Банке вина и Гастрономическом университете. Вот мнение специалиста:
«Основной проблемой российских виноделов является несовершенное законодательство. Цена на лицензию уменьшилась, но получить её смогли только единицы, поскольку Росалкогольрегулирование предъявляет к малым виноделам такие же требования, как к крупным заводам. Проверяющие являются на маленькую винодельню, ожидая, что там есть проходная, охрана, акцизные марки хранятся в отдельном помещении за двумя дверями, на которые есть сертификат и так далее. Эти абсурдные требования смогли выполнить только единицы, Бог знает, какой ценой…
Почему государство ставит перед нами такие препятствия? Возможно, принятие нужного виноделам закона тормозят крупные российские компании, которые наводнили рынок некачественными напитками, и не желают, чтобы у них появились конкуренты, производящие настоящее хорошее вино. Ведь тогда потребителям будет с чем сравнивать.
А пока магазины торгуют «вином», в составе которого преобладают краситель, сахар, лимонная кислота. Пресловутый «виноматериал», указанный на этикетках многих российских вин — это балк, по сути отбросы, которые закупают в Южной Африке.
«Кантина» производит вино из собственного винограда. Но лицензии до сих пор не получила. Мы имеем право проводить дегустации, но не вести широкую торговлю своей продукцией. В подобной ситуации находится около ста «гаражистов» Юга России. Мы устали ждать перемен.
Донские и кубанские виноделы готовы устроить «винный марш» на Москву, чтобы нас услышало Правительство».

Марина Струкова

Источник АПК ЮГhttps://www.yumpu.com/ru/embed/view/b0KfgLlPY972hZjk

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *